Память тысячелетий: древние города Азербайджана на карте Птолемея

21.06.2017 17:30

 

Введение

 

В ряду исторических источников о представлениях древних относительно современных им стран и народов важное значение имеют tabula mundi – карты мира. В настоящей статье мы рассмотрим сообщения античного географа Клавдия Птолемея о Кавказской Албании, приводимой в его труде «География» и составленной карте мира. 
Актуальность данной темы заключается в обобщении сведений о древних городах Кавказской Албании и влиянии Каспийского моря на исторические процессы в Кавказском регионе, разбросанных на страницах труднодоступных научных изданий. Детальный анализ топонимов, указанных на карте Птолемея, позволяет сделать вывод об аборигенном происхождении большинства современных топонимов Азербайджана и сопредельных территорий. Также анализ карты позволяет внести некоторые коррективы в вопросы политической и этнической истории Кавказской Албании рубежа тысячелетий. 
Лингвистический анализ топонимов доказывает тезис об исконных, кавказских корнях названий местностей, а не как возникших «в армянской среде» [8, с.40], как опрометчиво утверждают некоторые армянские историки.  Тем самым, карта Птолемея является важным источником для опровержения тезисов армянских исследователей в отношении Кавказской Албании как «Северо- Восточном крае» Армении. 

 

1. Сведения о  Клавдии Птолемее

 

О самом Клавдии Птолемее, являющимся одним из титанов науки и сыгравшем огромную роль в ее становлении, известно крайне мало. Биографические данные о нем разбросаны на страницах его же трудов. Если свести их воедино, то получается следующая картина. Точно известно, что  Клавдий Птолемей застал период императорства Марка Аврелия (161 – 180). Также известно, что он работал на протяжении 40 лет астрономом в г. Канопе (ныне – Абукир в дельте Нила). Само имя «Птолемей» свидетельствует о греко-египетском происхождении, а «Клавдий» - о наличии римского гражданства (Египет с I в. до н.э. был римской провинцией) [9, с.430]. 
О помощниках и научных сотрудниках Птолемея практически ничего не известно. Ряд исследователей полагает, что составитель птолемеевских карт Агафодаймон был его современником и входил в его окружение [10, с.107]. 
Птолемею принадлежит ряд выдающихся открытий, совершенных в различных областях науки. Широта его кругозора и сфер интересов поражают: ему принадлежит авторство ряда произведений, оказавших большое влияние на развитие античной и средневековой науки. В числе его трудов «Альмагест» - астрономический трактат, «Оптика» - трактат по основам физики света, «Гармоника» - трактат о законах гармонии и музыке и  «География» - уникальная энциклопедия представлений древних об Ойкумене, которая и станет предметом нашего исследования. Точнее, речь пойдет о части этого труда, посвященной Кавказской Албании. Принимая во внимание ограниченный объем  научной статьи,  в ряде случаев  ограничимся констатацией уже установленных фактов.
Сведения о Кавказской Албании, которые  содержатся в 11-й главе V книги «Географии»,  также продублированы на III карте Азии. 

 

 

2. «География» Птолемея в трудах российских ученых

 

К сожалению, по сей день «География» и карта Птолемея мало привлекали внимание  исследователей. В связи с этим необходимо подчеркнуть роль А. Яновского, который еще в 19 веке наиболее обстоятельно исследовал  информацию Птолемея, привлекая  к системному анализу  в том числе лингвистические данные (конечно же, отвечавшие уровню науки того времени, но и до сих пор не потерявшие свою  актуальность). 
Далее профессор Б. Дорн в фундаментальном труде «Каспий. О походе русских в Табаристан. С дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежье Каспийского моря» дополнил наблюдения Яновского  исследованиями европейских ученых той же эпохи. 
Гипотезы касательно локализации различных топонимов с карты Птолемея выдвигались и в советское время. На наш взгляд, наиболее объективной работой в этом направлении стала обстоятельная статья С.Н.Муравьева «Птолемеева карта Кавказской Албании и уровень Каспия. Постановка вопроса. Системный анализ карты, предварительная локализация рек и поселений, стратегия дальнейших поисков», опубликованная в центральном академическом  издании «Вестник древней истории». В дальнейшем мы будем придерживаться стратегии, разработанной этим исследователем. 

 

3. Система расчетов античного ученого

 

Необходимо отметить, что для локализации обозначенных  Птолемеем топонимов следует принять во внимание несоответствие указанных им координат с их современным местоположением. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, принятой сейчас в геодезической службе системы координат тогда просто не существовало. Птолемей использовал записки путешественников и периплы (описания побережья) морей. Во-вторых, античный ученый неверно принимал значение диаметра Земли. К  тому же нулевым меридианом Птолемей принял широту Александрии как 31˚, хотя к тому времени это значение было равно 31˚12 ̒ [3, с.139]. 
За 500 лет до Птолемея великий античный географ Эратосфен определил диаметр Земли как  252 000 стадиев (≈ 39 690 км, погрешность = 380 км), а Птолемей принял расчеты другого географа, Посидония, равные 180 000 стадиев (≈ 37 800 км, погрешность = 2000 км). В итоге 1˚ широты  у Птолемея стал равным 500 стадиям (всего 79 км) [3, с.139], а не  700 стадиям, или 110 км (ныне установлено, что 1˚ = 111 км), как было бы более верно, прими он во внимание расчеты  мореплавателя IV в. до н. э. Пифея из Массилии (современного Марселя) [2, с.137] . Дело в том, что Пифей, как и его современник Эратосфен,  были ближе к  реальному значению диаметра Земли .
В книге ученого-географа С.С.Велиева предложена формула, по которой можно приблизительно соотнести ряд пунктов на карте Птолемея с современными географическими координатами. 
 +31˚12̒, где х – широта Птолемея, у – широта при поправке на Эратосфена, 500 и 700 – длина 1 ˚ широты по Птолемею и Эратосфену, 31˚ и 31˚ 12̒ - широта Александрии по Птолемею и более точная [3, 140].
Но, на наш взгляд, эта формула уместна лишь для прибрежных пунктов. Данный тезис объясняется следующим фактом. В 285-280 гг. до н. э. наместник Гиркании флотоводец Патрокл совершил плавание по Каспийскому морю. Несомненно, что по достижении разведывательных целей для дальнейших экспедиций был составлен перипл (руководство к плаванию с описанием топонимов), которым и пользовался Птолемей. Поэтому, несомненно, в локализации прибрежных топонимов у него наблюдается большая точность, нежели в локализации внутренних районов. 
И действительно, при использовании формулы переподсчета разница между птолемеевскими и современными координатами составляет в среднем 40 ̒ - 50 ̒ или 40 – 50 км. Что касается данных таблицы, то здесь разница между современными координатами и «исправленными» координатами Птолемея, объясняется совсем другой причиной, а именно, колебаниями уровня Каспия. 

 

Таблица соответствий координат

Название     Координаты 
после 
переподсчета    Современное 
название    Современная локализация    Погрешность
Устье реки Ра    43 ˚ 50̒    Устье Волги    45 ˚ 20̒    1 ˚ 30 ̒
Устье реки Удон    43 ˚ 20̒    Устье реки Кума     44 ˚ 40̒    1 ˚ 20  ̒
Город Албана    41 ˚ 40̒    Бешбармакская стена    41˚  00̒    40  ̒
Город Барука    41 ˚ 00 ̒    Город Баку     40 ˚ 20  ̒    40  ̒
Устье реки Кюр    40˚ 50 ̒    Устье Куры    39˚ 20  ̒    1˚ 30 ̒
Устье реки Аракс     40˚ 20 ̒    Устье реки Аракс 
(на начало 20 века)    39˚ 10 ̒    1 ˚ 10 ̒

 

 

4. Регрессия Каспия как фактор смещения топонимов 

 

Для локализации прибрежных пунктов Каспийского моря и внутренних районов Кавказской Албании Птолемей использовал разные источники. Наиболее вероятным представляется, что в руках античного географа при описании внутренних областей Кавказской Албании находились военные дневники и отчеты соратника и очевидца походов Гнея Помпея военного, политического и государственного деятеля Феофана Митиленского [8, с.50], отразившие состояние Каспийского моря в период трансгрессии – повышения уровня. 
Дело в том, что в конце позапрошлого тысячелетия – рубежа нашего произошли серьезные климатические изменения, повлекшие за собой обмеления Каспия. В областях водосбора Волги выпало мало дождей, и крупнейших донор воды обмелел, что незамедлительно сказалось на Каспии. Другие реки, впадавшие и впадающие в него, не могли восполнить нехватку воды, и весь район Северного Каспия стал сушей. Но в руках Птолемея находились иные источники, несколько более отвечающие современному географическому положению Каспия. Для согласования этих источников Птолемею пришлось вытянуть на своих картах Каспий не с севера на юг, как соответствует действительности, а с запада на восток. В связи с этим на карте Птолемея наблюдается смещение ряда топонимов. Однако  большинство исследователей не принимало во внимание резкие колебания уровня Каспийского моря и связанную с этим возможную миграцию топонимов, что в ряде случаев приводило к их неверной локализации. 

 

Регрессия Каспия продолжалась сравнительно недолго. Уже к 1 веку нашей эры вода начала прибывать, и уровень моря подниматься. Косвенным доказательством этого процесса именно в означенный период может служить наличие римской надписи в Гобустане. Вряд ли римляне расположили бы свой форпост вдали от водных ресурсов. К тому же надо принять во внимание и гастрономические привязанности римлян: любимой приправой им служил сок перебродившей на солнце рыбы – гарум. А как еще можно было ее добыть, если море находилось бы далеко, и путь к нему пролегал по враждебной или просто чужеродной по языку территории? 

 

5. Локализация древних городов Азербайджана

 

Что касается локализации пунктов внутренних областей Албании, то в данном случае практически полное единство мнений облегчает нашу задачу по локализации топонимов. Территориально Птолемей разделил Албанию на 5 зон, границами которых служат реки и горные хребты. Примечательным является и тот факт, что общее количество городов, помещенных Птолемеем в Кавказской Албании, равно 29, тогда как из сообщений античных источников известно, что албанский союз племен состоял из 26 племен, на что обратил внимание азербайджанский антиковед И.А.Бабаев [1]. На наш взгляд, вполне возможно, что ряд городов – это племенные центры, впоследствии утратившие свое прежнее значение в результате консолидации. 
Первая зона расположена между Курой и анонимной рекой, возможно, Алазанью, и соответствует современным Цителкаройскому, Сигнахскому, Гурджаанскому и Телавскому районам Грузии и частично Казахскому, Товузскому, Шамкирскому и частично Гейгельскому (б. Ханларскому) районам Азербайджана [6, c.132].  

 

В этой зоне расположены города Тагода, Бакхия, Сануа, Деглане и Нига. Согласно С.Н.Муравьеву,  Бакхия – это либо Банурцихе, либо Вакири - пункты, расположенные на дороге Гурджаани - Сигнахи. Так же довольно интересно наблюдение Муравьева С.Н. на основе сообщения академика С. Т. Еремяна, по которому в тексте Равеннского анонима (географического трактата раннего средневековья), город Санория читается как Sinora и локализуется у современного Иджевана [6, 132, прим. 32]. Данное наблюдение академика С.Т.Еремяна позволяет нам утверждать, что юго-западная граница Кавказской Албании проходила по территории современной Республики Армения. «Санори-Цнори можно также сопоставить с этнонимом «цанары», носители которого, судя по древним грузинским и арабским источникам, обитали в окрестностях Дарьяльского перевала, и имели также непосредственное отношение к созданию Кахетского княжества (Кахетия по-арабски - Санария)», - добавляет исследователь (там же). 
Что касается топонима Нига, то мнения исследователей разделяются: С.С. Велиев вслед за А.К.Бакихановым считает, что Птолемей так показал древний Шеки – Нуху, разрушенный землетрясением 1772 года [3, c.13].  Муравьев же предпочитает локализовать Нигу в районе Дзвели Анага в восточной Грузии, рядом с Тибаани [6, c.132].  Что касается города Лагода, то мы солидарны с С.Н.Муравьевым: произошло смещение координат и античная Лагода – это современный Лагодехи [6, c.133-135]. 

 

Вторая зона на карте Птолемея охватывает нынешние Белоканский, 3акатальский, Гахский, Шекинский и отчасти Огузский (в советское время носивший название Варташенский) и Мингечаурский районы Азербайджана, а также Лагодехский район Грузии [6, 136]. На территории этой области расположены следующие города: Мосега, Иобулу, Иуна, Аблиану, Мамекхия и Гаитаура. Топоним Мосега, согласно исследованиям албановеда и лингвиста В. Л. Гукасяна и С.Н.Муравьева, без труда идентифицируется как село Моцехи близ города Закаталы [6, c.136]. Причиной бесспорной идентификации  является удинский корень, лежащий в названии села: «маци» - белый. Единственное разногласие вызывает окончание «хе», которое В.Л. Гукасян интерпретирует как «вода», Муравьев С.Н.  же как «баран» [там же, прим. 34]. 
Некоторые трудности вызывает этимологизация названия села Алибейли под Гахом на левом берегу Курмухчая. С.Н.Муравьев с опаской возводит его к птолемеевской Иобуле, хотя под мусульманской окраской названия видит возможность инверсии предполагаемого удинского названия «Бул –ала» - «вверх головой» [6, 136, прим. 35]. 
Иуна сопоставляется С.Н.  Муравьевым с одним из двух селений Джунут, расположенных к северо-западу от Шеки. Хотя А. Яновский предлагал идентифицировать античную Иуну с селением Гейнюк [10, c.122]. Но мы в данном случае считаем, то поскольку все три села находятся в близком соседстве, то все они могут быть потомками античной Иуны. 
С локализацией  Аблианы так же в основном единодушны: еще А. Яновский предполагал его соответствие с современным селом Алияром, расположенным с югу от Огуза (там же). С.Н. Муравьев в свою очередь уточняет, что происхождения названия села может быть связано с «персидским аb lewar «речной песчаный вал на берегу», что хорошо согласовывается с географическим положением Алиара [6, c.137, прим. 36].
Споры вызывает локализация Мамекхии: С.С. Велиев предлагает видеть в нем древнее название Шемахи [6, c.154], тогда как С.Н. Муравьев– селение Малых, находящееуся у р. Алджиганчай к югу от Огуза. Но вполне вероятно, что при нанесении топонимов на карту произошла неизбежная путаница из-за различных показаний источников Птолемея. Дальнейшие выводы возможны после детального археологического обследования предлагаемых мест. 
Интересна также приводимая С.Н. Муравьевым этимологизация названия Мингечаура. Он возводит его к птолемеевской Гайтаре, исходя из удинских корней кeç-ur(-ux) «каменные стены» и  мин-  с уд. main «черный» [6, c.137, прим. 38]. 
Что касается локализации Оссики, то аналогия с названием Шеки просто очевидна. Это название связано с древневосточным племенем саков – одного из ответвлений скифов – тотемом которых был олень. От их названия произошло и наименование античной Сакасены – одной из областей Кавказской Албании, занимавшей правобережье Куры и часть равнинного Карабаха. 
Очень интересна локализация Баруки. С.С. Велиев упорно видит в нем древний Баку. Логика его рассуждений проста: фонетическое сходство названий. Вполне возможно, что в античное времени на территории современного Апшерона и располагалось поселение с похожим названием, но в любом случае искать его следует не под современным Баку. Если наша гипотеза относительно происхождения римской надписи в Гобустане и причине ее там появления верна, то античный Баку располагался бы в округе Гобустана, тем более что эти места заселены были гораздо раньше. 
Название Барука С.Н. Муравьев связывает с названием Варташен. От отказывает ему в армянском происхождении, и перевод названия топонима с армянского как «деревня роз» не считает историчным. Происхождение этого названия он предлагает искать в языках кавказской группы: цахурском, лакском, рутульском, крызском и будугском, на которых vadz, vас и др. обозначают Луну [6, c.137], которая в античное время входила в общекавказский пантеон. 
Локализация двух других топонимов птолемеевской карты – Самуниса и Эмболайи – не вызывают затруднений. В названии Самуниса еще А.Яновский справедливо увидел Самух [10, c.116], ныне затопленный Мингечевирским водохранилищем. Неподалеку от этого древнего города произошла первая битва между Гнеем Помпеем и албанским царем Оройсом во время похода римлян против понтийского царя Митридата [5, c.343]. Эмболайя же однозначно локализуется С.Н. Муравьевым как современный Евлах, который хоть и возник у одноименной железнодорожной станции, но вполне мог перенять древнее название [6, c.138] поселения, входящего в комплекс Джафарханского могильника. 
Третьей зоной карты Птолемея являются Албанские ворота и территория между реками Албаном и Кайсием. Прежде всего, нам впервые встречается гидроним, созвучный названию народа и страны. Здесь уместно вспомнить слова французского географа и социолога Жан Жак Элизе Реклю, что «реки несут на своих волнах и историю, и жизнь народов». Соответственно, логическим выглядит следующий вывод: родину одного из 26 племен, консолидировавших их в единое целое под своим именем, и передавшим собственное название на наименование всего региона, следует искать именно в этом области. Дополнительным аргументом в пользу этой теории может служить и тот факт, что для древних обществ характерным являлось перенесения названия города, племенного центра на всю округу. Поскольку локализация реки Кайсий сомнений не вызывает – это нынешний Кусар-чай, то рекой Албан является река Алджиган-чай в Шекинском районе Азербайджана. На берегу этой реки произошло самое ожесточенное сражение между албанцами и римскими легионами в 66 г. до н.э. В труде Б.Дорна присутствуют интересные сведения о причине названия римлянами этой реки Albanus’ом. Дело в том, что на латыни alba означает «белый».  Во время половодья ручьи, впадающие в реку Albanus – Алджиган-чай, несут белую пенную воду. И автор проводит аналогию с названием долины реки Куры, которое по-азербайджански звучит как Агдаш, по причине простилающего ее белого песка [5, c.342]. 
На карте этой зоны Птолемей допустил две неточности: были взаимозаменены названия Габалаки и Халакхи. При детальном анализе этих топонимов картина проясняется: указанная Птолемеем Кабала в точности соответствует современному античному городищу, а Халакха – современному селу Халхал в Хачмазском районе. Интересна также история миграции топонима Халхал. Как известно, в раннем средневековье зимняя резиденция албанских царей носила одноименное название. Оно локализуется в районе современной Акстафы [6, c.139]. 
Локализация остальных топонимов этой зоны так же не вызывает особых трудностей. Мисия, расположенная Птолемеем к юго-востоку от Хачмаза и к северу от Габалы, соответствует, конечно, современному удинскому селу Нидж [6, c.139]. Алам полностью соответствует современной Яламе, а Албану необходимо искать в районе Бешбармака – поселка Араб. 

 

Четвертой и пятой зонами птолемеевской карты Кавказской Албании являются регион между реками Кайсием (Кусар-чаем) и Геррой (Пирсагатом) и  острова Каспийского моря. Однако, локализация и этимологизация их названий, по крайне мере, сильно затруднена колебаниями уровня Каспия. Лишь одно название может быть локализовано –  Тхабилака. Как полагает Муравьев С.Н., оно соответствует современному селу Таглабияну в 8 км к югу от Лагича [6, c.140]. Этимологизация остальных названий практически невозможна из-за сильного изменения уровня Каспия в древности и, как следствие, изменения географического облика региона. 
Таким образом, как справедливо отметил основоположник современной азербайджанской исторической науки Аббас Кулиага Бакиханова, «ни века, ни тысячелетия не могут до конца истребить названия местностей, который им дали их первопроходцы и  первопоселенцы».
 

Заключение

 

Географические карты Клавдия Птолемея, особенно раздел, посвященный Кавказской Албании, позволяет пролить свет на ряд вопросов о городах древнего Азербайджана. Анализ указанных Птолемеем топонимов приводит к выводам об аборигенном происхождении географических названий Кавказской Албании, не имеющих под собой армянского субстрата, вопреки положениям многих армянских исследователей. Детальное изучение карты привело нас к уверенности в том, что юго-западная граница Кавказской Албании проходила по территории современной Армении. Таким образом, карты Птолемея являются важным источником для опровержения тезисов о существовании древней Армении в рамках Кавказского региона. 

 

Список использованной литературы:

 

1.    Бабаев И. Города Кавказской Албании. Автореферат  диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук, Баку, 1981
2.    Бронштэн В. А. Клавдий Птолемей: II век н. э.  М.: Наука, 1988, 240 с.
3.    Велиев С.С.. Древний, древний Азербайджан. Баку, 1987, 176 с.
4.    Гидрометерология и гидрохимия морей. Том VI. Каспийское море. Вып. 1. Гидрометеорологические условия. СПб. Гидрометеоиздат, 1992, 360 с.
5.    Дорн Б. Каспий. О походе русских в Табаристан. С дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежье Каспийского моря. СПб, 1875, 721 с. 
6.    Муравьев С.Н. Птолемеева парта Кавказской Албании и уровень Каспия. Постановка вопроса. Системный анализ карты, предварительная локализация рек и поселений, стратегия дальнейших поисков. / ВДИ, 1983 № 1. М.: Наука,1983, с.117-148 
7.    Рычагов Г.И. Плейстоценовая история Каспийского моря. М. 1997, 267 с.
8.    Свазян Г. С. Основы изучения истории страны Алуанк (с древнейших времен по VIII век).Ереван, 2008, 301 с.
9.    Птолемей Клавдий. Альмагест. Математическое сочинение в тринадцати книгах. Пер. с древнегреч. И.Н. Веселовского. / Институт истории естествознания и техники РАН; науч. ред. Г.Е. Куртик. – М.: Наука. Физматлит, 1998, 672 с.. 
10.    Яновский А. О древней Кавказской Албании. // Журнал Министерства народного просвещения. Часть 52, отделение II. стр. 97-136, 161-203. СПб, 1846

 

 

Шелале  Гасанова

Заур  Мехдиев

stj.sam.az

Библиотека

Терроризм. Причина и следствие

Подробнее

Социальные сети