Украденные ноты /

Армянская традиция присвоения. Список украденного

“Пришел, увидел,...присвоил”

 


I. Армянские признания   

Армяне о себе   

Егише Чаренц, известный армянский поэт: «В нас лицемерие проявляется еще в утробе матери».   

Ованес Туманян, известный армянский поэт и писатель: «…истинное спасение должно начаться изнутри, потому что мы больны изнутри». (О.Туманян, «Избранная проза», стр.201, Ереван, 1977).   

Ованес Туманян: «Наше несчастное племя никогда не было политически независимым».   

Н.С.Вартапетов: [«Армянская церковь»], вооружив-шись христианским флагом, во все времена уничтожала народы исторической Албании и ее неотъемлемой части Карабаха (Арцаха) и, «умело подстраиваясь к историчес-кой ситуации, оказывала услуги Сефевидам, затем – Российской империи, точно так же, как в свое время служила Византии, иранским Сасанидам, арабским хали-фам и монголам». (Н.С.Вартапетов, «Христианские памятники Закавказья»).   

К.Патканов, известный армянский историк, арменовед: «Армяне никогда не играли особой роли в истории человечества. Это не есть политический термин, а название географической области, в которой разбросаны отдельные поселения армян. Армяне всегда были плохими хозяевами земель, на которых обитали, но они всегда умело прислуживали сильным, продавая своих близких…». («Ванские надписи и их значение для Передней Азии», 1875.).   

Геворг Аслан, известный армянский историк: «У армян не было государственности. Они не связаны чувством родины и не связаны политическими узами. Армянский патриотизм связан только с местом прожива-ния». (Г.Аслан, «Армения и армяне», 1914).   

С.Лехаци, известный армянский историк: «...От Молдавии до Стамбула, от Ромелии до Великой Венеции нет города, села, деревни, где бы не было армянина. Подобно пыли расселялись мы по миру земли». (С.Лехаци. «Путевые заметки». Восточная литература, Москва, 1965).     

Армяне о своей истории   

Манук Абегян, известный литературовед, языковед, фольклорист, академик: «…где корни армянского народа, как, когда, в какое время, откуда и какими путями он пришел сюда… Мы не располагаем точными и ясными свидетельствами этого» («История армянской литературы», Ереван, 1975).  

Левон Дабегян, известный специалист: «…армяне своим национальным существованием и впрямь обязаны … тюркам. Если бы мы остались среди византийцев или других европейцев армянское имя всего-навсего могло сохраниться только в исторических книгах».   

Айказян, известный армянский историк: «Первая армянская династия состоит не из исторических личностей, а личностей, взятых из выдуманных сказок. Сам Мовсес Хоренаци не является историком пятого столетия, а историком-фальсификатором, жившим в седьмом столе-тии». («Армянская история», Париж, 1919).   

Гарагашьян: «О прошлом армян не имеются сведения, которые можно было бы считать историей или преданием. После принятия христианства придумали родство Айка с Ноем. Принято, что он потомок Торгома, одного из внуков Яфеса, сына Ноя. Ибо некоторые из старых историков имя Торгома, упоминаемое в еврейских летописях, показали как часть Армении, семья, род, нация Торгома. Об этом впер-вые написал Хоренский Мовсес». («История восточ-ного вопроса», Лондон, 1905).   

Басмаджян: «Происхождение, история Армении и армян очень темны. Эта территория с самых древнейших времен завоевана пришедшими с равнин Памира, Индикуша эмигрантами. Армяне, как и Римляне, греки, иранцы и все нации имеют своих мифических героев. Национальные историки, не располагая подробными, явными источниками, их места заняли персонажами из сказок». («Новая история армян», Париж, 1917).  

Н.Пастермаджян, армянский историк: «Армянские летописи относят появление Хайка и его народа в Армении к 2200 году до н.э. и приводят список сменявших друг друга до 800г. до н.э. духовных вождей и царей. Современная наука не подтверждает эту легенду. Народы в отличие от индивидов любят прибавлять себе возраст…».   

Геворк Аслан: «Мы должны принять, что Мовсес Хоренаци эти свои рассказы черпал из сирийских сказок или же услышал от скитавшихся в Армении Хуруфитов и мастерски воплотил их в собственном сочинении. Сам пользовался историческими источниками Сирии и Ирана. Присвоил отрывки из войны евреев Ясенхена, истории церкви Еузебена, из паскале и Малалеса». (Геворк Аслан, «Исторический этюд о населении Армении», Париж, 1909).   

Б.Ишханян: «Настоящая родина армян – «Великая Армения» есть Малая Азия». (Б.Ишханян, «Народности Кавказа», 1916).   

Б.Ишханян: «Армяне, проживающие в Карабахе, частью являются аборигенами - потомками древних албанцев, а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений». (Б.Ишханян, «Народности Кавказа», Санкт-Петербург, 1916).   

Армяне о влиянии азербайджанского языка   

Хачатур Абовян, основоположник современной армянской литературы, писатель, педагог: «В разговор-ной речи наш народ употребляет не только отдельные слова по-азербайджански, но и предложения целиком». (Х.Абовян, Полное собрание соч., V том, Ереван, Изд. АН Арм. 1950, на армянском языке).

  Хачатур Абовян: «…народ [армянский] усвоил огром-ное количество тюркских слов и пользуется ими поныне». (Х.Абовян, Полное собрание соч., V том, стр.48, Ереван, Изд. АН Арм. 1950, на армянском языке).

Хачатур Абовян: «Будь проклят тюркский, однако этот язык получил благословение Господне… всюду на торжествах или свадебных церемониях мы поем по-тюркски».(Х.Абовян,«Раны Армении», Ереван, 1939, на армянском языке).   

Хачатур Абовян: «Наш язык, как минимум, на 50% состоит из тюркских слов…». (Х.Абовян, «Раны Армении», Ереван, 1939, стр.80-81, на армянском языке).   

Хачатур Абовян: «…по своему звучанию, поэтичности и певучести, в грамматическом отношении татарский [азербайджанский] – лучший среди других языков». (Х.Абовян, «Полное собрание сочинений», V том, Ереван, 1950, стр.174, на армянском языке).   

Хачатур Абовян: «Тюркча (aзербайджанский) настоль-ко внедрился в наш язык, что песни, стихи, пословицы у нас звучат по-тюркски [по-азербайджански]». (Х.Абовян,«Раны Армении», Ереван, 1939, стр.41, 42).   

Хачатур Абовян: «Главное различие древнего и нового языка [армянского] состоит в манере разговора и синтаксической структуре. С этой точки зрения древний армянский язык [«грабар»] похож на европейские, а новый армянский язык [«ашхарабар»] на тюркский [азербайджан-ский] языки». (Х.Абовян, Нахашавиг, Ереван, 1940, на армянском языке).     

Хачатур Абовян: «Тюркский [азербайджанский] язык у нас настолько распространен, что его понимают даже женщины и дети. Поэтому стало обычным явлением среди самородков,  вышедших из народа, создание и чтение сти-хов на татарском (азербайджанском) языке». (Х.Абовян. Нахашавиг.  Ереван, 1940, стр.48, на армянском языке)   

Газарос Агаян, известный писатель, классик армянской литературы, педагог: «Грамматика армянс-кого языка  очень  схожа с тюркской [азербайджанской]. Армянский народ, ашуги не затруднялись при ее изучении, а после даже при разговоре на тюркском [азербайджанс-ком] языке. Даже сейчас есть много писателей, которые прекрасно говорят на тюркском [азербайджанской], несмотря на то, что находятся в дали. (Г.Агаян. Полное собрание сочинений. III том, Ереван, 1940, стр.331, на армянском языке).   

Газарос Агаян: «…этот язык для армян словно родной… Поэтому мы и поем на тюркча [азербай-джанском]». (Г.Агаян. Полное собр. соч., III том, Ереван, 1940, стр.331, на армянском языке).   

Манук Абегян: «К несчастью, мы сталкиваемся с тем, что наш язык беден на многозначные слова, выражений, несущих схожий смысл, в нем также мало и поэтому мы обращаемся хорошо знакомому нам тюркча [азербайджанс-кому]. (М.Абегян, «Народные напевы»).   

Грача Ачарьян, известный языковед,  литера-туровед, академик: «…под воздействием тюркского [азербайджанского] языка изменились даже грамматичес-кие закономерности и правила армянского языка». («Исто-рия новой армянской литературы», Вагаршабат, 1906, на армянском языке).  

А.Тертерьян, известный литературовед, академик: «Абовян использовал то, что услышал из уст народа… [азербайджанского]». (А.Тертерьян, «Творчество Абовяна», изданной Ереванском Государственным Университетом в 1941, на армянском языке).   

Н.Налбандян: «Они [армяне], даже поднимая тост, говорят по-азербайджански «йахшы йол».

Армяне о присвоении азербайджанских дастанов   

Газарос Агаян: «…Тюрки [азербайджанцы] его [Ке-роглу] считают тюрком [азербайджанцем], курды – курдом, а армяне – азербайджанизированным армянином. Его песни на тюркском [азербайджанском] и курдском языках поют только армяне, а другие народности поют на своих языках». (Г.Агаян, Избранные произведения, Ереван, 1939, на армянском языке).   

Газарос Агаян: «У наших ашугов нет дастанов со стихами, все только на тюркча (азербайджанском)». (Г.Агаян, «Произведения», т.3).   

Газарос Агаян: «Известные любовные дастаны, сказания востока – «Ашыг Гариб», «Асли-Керем», «Шах Исмаил», «Фархад-Ширин», «Лейли-Меджнун», богатый героическими мотивами «Кероглы» стали переводить с азербайджанского на армянский язык, подражая или же создавая одинаковые по содержанию». (Г.Антонян, Дружба Армения-Азербайджан в литературе. Ереван, Айпетхрат, 1962, на армянском языке).  

Вартаньяц, известный издатель: «Армянские труже-ники, начиная с детства, находились под впечатлением разных дастанов, услышанных из уст тюркских ашугов. Поэтому современное общество мечтает прочитать эти дастаны на армянском языке». (Тифлис, Изд. Вартаньяца, 1897).   
«Учитывая, что крестьяне и труженики любят эти предания, принимая во внимание особое уважение и почтение их к этим образцам…, мы предоставляем этот перевод в их распоряжение» («Фархад и Ширин» в сравнительном переводе с тюркского и фарсидского  СМА, Тифлис, Типогр. «Культура», 1913).   

Атрпет, известный армянский ашуг: «Мы исправили искаженные моменты в стихах в турецком варианте дастана изданном в Полисе…» и «мы оставили тюркский язык Атрпатакана в его устной передаче, а в армянском же переводе брали за основу араратский диалект». (Г.Антонян. Низами и армянская литература. Баку, Азернешр, 1947, стр.122, на армянском языке).   

Атрпет: «Керема любим мы [армяне] наравне с тюрками [азербайджанцами] и туркменами. В провинциях Атрпатакана [Азербайджана], особенно среди жителей Хоя и Урмии вряд ли найдется такой тюрок [азербайджанец], чтобы не знал три-четыре варианта этого дастана. У всех имеется как печатный, так и рукописный экземпляр…». («Фархад и Ширин» в сравнительном переводе с тюркского и фарсидского  СМА, Тифлис, Типогр. «Культура», 1913).       

Армяне о присвоении азербайджанских пословиц   

А.Тертерьян: «Армяне в общении и разговорной речи всегда обращались к азербайджанским пословицам и поговоркам». (А.Тертерян. «Творчество Абовяна». Ереван, 1941, стр.202, на армянском языке). 

Е.Арустамян, известный фольклорист: «…множест-во азербайджанских пословиц и поговорок используется армянами в первозданном виде, не будучи переведенными на армянский язык, поскольку сохранение их глубокой философской сущности подобного перевода не допускает». (Работа «Общие черты азербайджанских и армянских пословиц и поговорок»).   

Газарос Агаян: «Господи, Вартитер только  ребенок, ему еще четырнадцать лет. Однако он знает многое не по возрасту, он не только не говорит как ребенок, а употреб-ляет в разговоре такую тюркскую [азербайджанскую]) пословицу, как «Зяр гядрини зяргяр биляр». (Г.Агаян, «Произведения», т.3).

А.Т.Ганоланян, известный фольклорист, академик: «Кефи коне, кянди кйохвини», «Бир или у пир или» и «Гасан кечал, кечал Гасан» - это армянизированные варианты пословиц, соответствующих азербайджанским пословицам («Кеф сениндир, кенд кoханын», «Бир олсун, пир олсун», «Я Гасан кечел, я кечел Гасан»). 
Выше сказанное прежде всего подтверждается тем, что приведен-ные в пример каждая из трех пословиц записаны в районах совместного проживания армян и азербайджанцев (Кара-бах, Зянгезур) или же в приграничных областях с Азер-байджаном. Подтверждением служит и то, что слова в пословицах, а именно кенд, бир, пир (хороший, верный) и особенно имя Гасан, в отдельности на армянском языке не используется, эти слова привнесены из азербайджанского языка. (А.Т.Ганоланян, «Пословицы», Ереван, изд. АН, 1955, стр. 34, на армянском языке).     

Армяне о присвоении азербайджанских баяты   

Хачатур Абовян: «Я написал баятылар с той целью, чтобы в меджлисах, в застолье, армяне, употребляя на армянском эти тюркские [азербайджанские] высказывания, отчасти подсластили бы свой язык. Поскольку ни что не украшает язык так, как стихотворные строки и песни…». (Х.Абовян, «Полное собрание сочинений», V том, Ереван, 1950, стр.174, на армянском языке).   

Хачатур Абовян: «Каждый знает, что когда сердце человеческое накипает кровью, ни кинжал, ни лекарство и ни сон не пригодны ему столь, сколь слово и разговор, божественные песни и баяты». (Х.Абовян, «Полное собрание сочинений», 3 т.).   

В.Партизуни: «…[Абовян], будучи очень хорошо знаком с азербайджанским фольклором, и, используя его, на основе созданных народом [азербайджанским] четверостиший, создал в том же духе похожие баятылар». (В.Партизуни, Ереван, издательство Хайпетрат, 1952, «Жизнь и творчество Х.Абовяна»).   

Манук Абегян: «У нас в распоряжении более 1700 различных вариаций баятылар. К сожалению, наш язык беден многозначными словами, крайне мало выражений, несущих один и тот же смысл и поэтому мы обращаемся к хорошо знакомому тюркча [азербайджанскому]». (М.Абегян, «Народ-ные песни», 1904).   

Газарос Агаян: «…Баятылар самые распространенные… Их знает каждый. И стар и млад, женщины и мужчины… все свои чаяния и чувства могли выразить через баятылар». (Г.Агаян, в изданных в 1940г. в Ереване госиздательством  произведениях, на армянском языке).   

М.Налбандян, известный писатель, философ: «…Однако большинство напевов нами заимствованы у тюрков [азербайджанцев]. Я побывал во многих местах проживания армян. Всегда старался услышать что-нибудь чисто армянское. К сожалению, услышать такое мне не удалось до сегодняшнего дня!» (М.Нал-бандян: (О древних стихах и напевах», Полное собрание сочинений, 1 т.).   

П.Прошян: «Они плачут на тюркча, используют баяты и прерывисто рыдают, другие же женщины поддерживают их своими стенаниями». (П.Прошяна. «Сос и Вартитер». Изб. произведения, т.1, Ер.Хайпетряд, 1953, на армянском языке).   

Аветик Исаакян, известный поэт, академик: «Армянский народ тоже очень любит баяты и при этом с любовью поют как армянские, так и азербайджанские баяты. Но Карабахские и Зангезурские армяне подобно азербайджанцам близко чувствуют баяты и через  них выражают свои мечты». (Аветик Исаакян. Избранные произведения. IV том, Ереван, 1951, стр.157).   

Газарос Агаян: «…Причина нашего использования баятылар на тюркском (азерб.) в том, что именно на этом языке слов, имеющих двойственный и многозначный смысл, сколько пожелаешь».   


II часть


Армяне о присвоении азербайджанского ашугского творчества  

Х.Абовян: «Когда ашуги после напевов и рассказов о Кереме, Ашуг Гарибе, Кешишоглы,  вновь приступали к игре на сазе,  никто не желал больше есть и пить. Хотелось взять в руки саз, день и ночь бродить по горам и долинам, прожить и пережить  все самому  и,  может быть, встретить, по воле Аллаха, ту ненаглядную, на которую день и ночь, не сомкнув глаз, будешь смотреть и воспевать ее, опьяненный ее чарующим ароматом». (Х.Абовян. «Полное собрание сочинений». IV том, Ереван, 1947, стр.3, на армянском языке). 

Г.Агаян: «Армянский народ и его ашуги не испытыва-ют никаких трудностей в разговорной речи на тюркча, этот язык для армян словно родной… Поэтому мы и поем на тюркча [азербайджанском]». (Г.Агаян, Полное собрание сочинений, III том, Ереван, 1940, стр.331, на армянском языке).

К.Гостаньянц: «Гусанов неверно называть армянскими, пожалуй, они армянские только потому, что родились в армянских семьях…».(Тбилиси, 1898, на армянском языке).

Г.Агаян: «Сначала я заучивал стихи, а после того, как стал владеть азбукой, то начал и писать их… Нельзя сказать, чтобы полностью, но в какой-то мере я понимал и смысл написанного мною… Ашуги исполняли не на армянском, а на тюркском. Среди наших ашугов еще не было представления об исполнении на армянском языке… Наши ашуги не имеют дастанов со стихами на армянском, все – только на тюркча». (К.Гостаньянц: Мемуары от1893 г., Произ., т.3, на армянском языке).

М.Налбандян: «армянских ашугов можно считать армянскими только по той причине, что они родились в армянских семьях» и «что они все время опирались на творчество азербайджанских мастеров» и «используемые ими музыкальные инструменты являлись тюркскими – саз, сантур, каман или каманча, баглама». (М.Налбандян, Полное собрание сочинений, т.1). 

Лео (Аракел Бабаханян), известный армянский историк, писатель, критик, профессор: «К.Ерзинкатци, Ован. Тлкуранци, Мык. Нагаш, Крик. Ахтамареци и др. были ашугами только по той причине, что исполняли известные произведения на языке [то есть азербайджан-ском], который был понимаем ими». (Лео, «Армянская история», III том, Ереван, 1946, на армянском языке).

Лео (Аракел Бабаханян): «Воспевая жизненный быт в сказках, песнях ашуги предпочитают тюркский [азербай-джанский] язык, так как он более плавный, более выразительный и богатый нежели армянский». (История Армении, III том, Ереван, 1946, стр.1072, на армянском языке).

Лео (Аракел Бабаханян): «…Малая, можно сказать, что даже незначимая часть армянского ашугского творчества относится к нашей литературе. Большая часть крупных произведений (дастаны, героические сказки) созданы на тюркском [азербай-джанском] языке». (Лео, «История Армении», III том, Ереван, 1946, стр.1072, на армянском языке).

Г.Левонян: «Как имена, принимаемые армянскими ашугами (псевдонимы), так и названия их стихов и песен – все по-азербайджански». (Г.Левонян, «Армянские ашуги», Александрополь, 1892, на армянском языке.).

Трдат Балеан, религиозный деятель, собиратель фольклора, издатель: «Название ашугских инструментов  тюркские  - саз, сантур, кеман или кеманча, баглама». (Армянские ашуги. Собиратель Тридат Балеан. I том, Измир, Издательство Мамурян, 1911, стр.9. на армянском языке).

Трдат Балеан: «Даже название стихов также тюркские: гошма, дастан, гелендар, мустезад-гелендар, мухеммес-гелендар, дивани, газель, рубаи-дивани, муседдес–дивани, семаи, муседдес-семаи, нахшикар-семаи, едекли-семаи, дубейди, мухеммес, теджнис, зенджирлеме, леб-деймез, елифлеме, сетрендж, гите, гасиде, негарат и др.». (Армянские ашуги. Собиратель Тридат Балеан. I том, Из-мир, Издательство Мамурян, 1911, стр.9-10, на армянс-ком языке).

Гегам Тарвердян, Известный собиратель фоль-клора и издатель: «Собранная мною у армянских ашугов определенная часть стихов полностью на азербайджанском языке. Большая же часть остальных ашугов создавали свои произведения на азербайджанском  и армянском языках. Не более 20-25 ашугов сочиняли стихи только на  армянском языке».(Г.Тарвердян, Армянские ашуги. I том, Ереван, 1937, стр.19, на армянском языке). 

А.Аршаруни, литературовед: «Азербайджанский язык, можно сказать, был родным языком для армянских ашыгов и армянского народа. В противном случае они (ашуги – И.А.) не смогли бы завоевать успех у слушателей и их язык слушателям был бы не понятен». (А.Аршаруни. «Низами и армянская литература». Альманах «Низами». III книга, Баку, 1941, стр.137, на азербайджанском языке).

А.Аршаруни: «…излишне говорить об успешном сти-хосочинительстве армянских ашыгов на армянском
азер-байджанском, и даже грузинском языках. Армянский народ всегда с успехом мог использовать Азербайджанский фольклор и классическое литературное наследие Азербай-джанского народа, армянский народ всегда с любовью относился к этой литературе и фольклору». (А.Аршаруни. «Низами и армянская литература». Альманах «Низами», III книга, Баку, 1941, стр.137).

Армяне о присвоении азербайджанской музыки и песен 

Хачатур Абовян: «…армяне поют только на тюркча», «…армяне не имеют песен вместе с дастанами».

С.Паласанян: «Мотивы наших напевов различаются… и, вообще под влиянием какого народа мы находимся, его напевы и принимаем за свои». (С.Паласанян, «Армянские напевы», С.Петербург, 1868, на армянском языке).

М.Налбандян: «…Однако большинство мелодий и напевов заимствованы у тюрков [азерб.]. Я побывал во многих местах проживания армян. Всегда старался услышать что-нибудь чисто армянское. К сожалению, услышать такое мне не удалось». («О древних стихах и напевах», Полное собрание сочинений, I т.).

А.Брутян: «Самые знаменитые армянские исполнители мугама вышли из Баку и Шуши».

С.П.Меликян, известный собиратель народной музыки: «Армянская музыка представляет собой конгломерат влияний различных культур». (М.Мурадян, «Из истории армяно-русских музыкальных связей XIX-XX вв.»).

С.П.Меликян: «Армянская музыка не является самобытной, а Комитас – всего лишь музыкальный этнограф». (С.Меликян, «Ширакских песен», два выпуска «Ванских песен»). 

М.Мурадян и Г.Тигранов: «Систематически участвуя в экспедиционных работах [по сбору и записи народной музыки], выявляя и записывая подлинно народные песни, он отрицал самобытность армянской народной музыки». («Истории музыки народов СССР», М., 1970).

А.Хачатурян: «Я сам ашуг».

А.Спендиаров: «В качестве музыкального материала для оперы мне понадобились народные напевы. Кое-что я записал лично, приобрел множество граммофонных пластинок с нужными мне напевами и все изданные сборники обработок таковых, в том числе из произведений Н.Ф.Тиг­ранова. В этом огромном материале ярко выде-лялись записи Н.Тигранова, на них я построил несколько оркестровых эпизодов в моей опере. Так, для персидского марша из первого действия, я использовал «Эйдари» и отрывки из «Новруз араби», для большого танца Алмаст я полностью воспользовался напевами «Кяндирбаз». (Гумреци, «Н.Ф.Тигранов и музыка Востока», Л., 1927).

Музыковед Н.Тигранов: «…Нотная записная книжка А.Спен­диарова содержит много записей... имеется запись ряда мугамов: «Махур», «Раст», «Чаргях», «Шущтар», «Кюрд Шахназ». Большинство из этих записей использованы Спендиаровым в его произведениях». (Н.Тигранов, «А.Спендиаров», М., «Музыка», 1971).
«Почему так полюбился «Аршин мал алан»? Уже более двух лет турецкая [азербайджанская] – оперетта «Аршин мал алан», которая завоевала огромный успех на армянс-кой сцене, вызывает так же большой интерес у армянской интеллигенции. Вчера я посмотрел в театре «Артистичес-кое общество» (г.Тифлис) очередную постановку этого произведения в исполнении труппы Г.Ерицяна. И на этот раз, зал был переполнен публикой из средних слоев населения. Кроме них в зале присутствовали много офице-ров, представителей интеллигенции, и даже английский миссионер господин Мак Камма Адонис и господин Гипокбекян… Я до конца посмотрел представление и мне стало ясно, почему армянский народ, который испокон веков живет по соседству, в постоянном общении с турками, с таким удовольствием смотрит «Аршин мал алан». Думаю, что мы не сможем запретить народу [армянскому] бесконечно смотреть этот спектакль… Тем не менее, в связи со многими психологическими причинами это произведение будет привлекать внимание армянского народа… Армяне веками жили под игом турков-татаров и фарсов. И их уши заполнены звуками тара и кяманчи. Поэтому восточная музыка вошла в плоть и кровь армянской нации». (Армянская газета «Мшаг», Тбилиси, 3 сентября 1916).
«Вековые творческие созидания – пословицы и сказания, песни и музыка [Азербайджанского народа] всегда были родными для армян. Эпический народный герой Кероглы, борясь  против народных врагов, ханов и беков, в равной степени вдохновлял на борьбу и наших армян. По всей истории наши ашуги на том же сазе   исполняли родные нам песни на Азербайджанском языке. (Газета «Советакан Айастан», 1938, 20 апреля, на армянском языке).

Ованес Туманян, знаменитый поэт и писатель: «В татарских [азербайджанских] песнях рассказывать – это еще не самое главное. Многие песни носят легендарный характер, словно эти песни являются фрагментами из больших поэм, исполненными неизвестными ханенде и дошедшими до нас также из неизвестных времен. Например, песня о Кероглы и его коне». (О.Туманян. «Саят-Нова». Ереван, 1945, стр.13, на армянском языке). 

                                                         II. Мысли и думы иностранцев

Иностранцы об армянах и истории армян

Геродот, «отец истории народов»: «Страну, распола-гающуюся у верхнего течения Ефрата, именовали Арме-нией». Армяне «проживали в западной части нагорья, име-нуемого Армянским». (Геродот, «История; Изд. «Наука», Ленинград, 1972).

И.Дьяконов: «Армянский этнос сформировался вне пределов Кавказа». (И.Дьяконов, «Предистория армянского народа», Ереван, 1958). 

Исторический документ – письмо византийского импе-ратора Маврикия (582-602) царю Персии Хосрову: «…народ [армяне] …живет между нами и мутит…». («Армянская средневековая литература», изд. «Советакан грох», Ереван, 1986, на русском языке).
«Армения в своем полном объеме почти никогда или только кратковременно находилась как целое государство под управлением одного государя. В историческом очерке армяне – отрасль иранской группы индоевропейского племени. Древняя история страны почти неизвестна. Название «Арарат», в древности даваемое северной части страны, связанное с Моисеевым преданием о потопе, не встречается в клинообразных надписях и у Геродота. Древние персы называли эту страну Арминой. История же, обработанная нынешними армянами, не опирается на древне-армянские национальные памятники. Они связывают свою древнюю историю с рассказами Ветхого Завета, что доказывает ее позднейшее христианское происхождение. («Энциклопедический словарь» (т.1) под редакцией Ф.Брокгауза и И.Эвфрона (СП. 1800)).

Р.Томпсон, известный современный специалист по истории: «… написанное [Хоренским] – есть компиляция, составленная во второй половине V века. Полный же текст этой компилятивной работы, ее самая древняя рукопись датируется между XII-XVIII вв. и находится  в частной коллекции».

«Работа загадочна не только потому, что она составляет странную смесь запомнившейся традиции и выдуманной легенды. Она также имеет место на нескольких языках, в различных редакциях, многие из которых не исходят от имеющейся армянской версии». (Р.Томпсон, «Введение в историю армян», перевод Томпсона, 1976).

Р.Томпсон: «…Моисей не только пытался поместить раннюю историю Армении на мировой сцене и привести легенды и предания об армянских героях в связанную схему, но он также переделал многое из той истории в тенденциозной манере для того, чтобы прославить своих покровителей и обеспечить их блестящей родословной». (Р.Томпсон, «Введение в «Историю армян М.Хоренаци», перевод и комментарии Р.Томпсона, Лондон, изд. Гарвардского университета, 1978).

 Эдуард Гибсон, выдающийся историк XVIII века: «[Хоренский] не обладает ни одним из тех достоинств, какие требуются от хорошего историка».

 Эдуард Гибсон: «Брать у него [Хоренского]) только то, что согласуется с хорошими историками».

 Август Кариер, видный историк: имея в виду М.Хоренского: «Верить информации армянских ученых – невежество. Ибо большинство из этих сообщений – вымысел».

 Де Морган: «Мы видим, как стараются историки этой страны (т.е. армяне), все, будучи духовными лицами, связывают корни своей нации с традициями Священного писания, и как они смешивают предания и источники с той целью, чтобы приблизить к ним род Айка».
Это положение относится не только к историческим событиям, но и к семьям правителей. («Осудительная армянская история», Тифлис, 1895).

Ф.Маклер, известный европейский историк: «Ясно, что Армения, т.е. географический район, с исторических времен носящий это название не был местом постоянного проживания называемого армянами народа…». (Ф.Маклер, известный европейский историк, «Армянская нация», Париж, 1924, на французском языке).

Марк Ферро, известный французский историк: «...Армения, много раз терпевшая поражения, охотно возвеличивает свою историю, придает ей светлый образ мученичества».(М.Ферро, «Как рассказывают историю детям в разных странах мира»).

Дж. и К.Маккарти: «Армяне, к примеру, расширили понятие «армянин», включив в него армян, обращенных в протестантизм, а также тех, кто принадлежал к армянской католической (унитарной) церкви. В отличие от типов национализма, существовавших в Европе, язык и культура не могли быть определяющими для того, что означает «армянское», так как много армян разделяли с тюрками и язык и культуру». (Дж. и К.Маккарти, «Тюрки и армяне», 1996). 


Иностранцы о влиянии азербайджанского языка 

Ж.Б.Тавернье, французский путешественник: «Тюркча – самый легкий из языков Востока. Достоинство, степенность выражения на этом языке, его звучание привели к тому, что это – единственный разговорный язык во дворце и во всей империи».

М.Лер­мон­тов: «Тюркча – азиатский французский».

А.Бес­тужев-Марлин­ский в своем произведении «Молла-Нур» каждой главе предпослал эпиграфы на азербайджанском.

Август фон Гакстаузен: «Армяне слагают и поют свои песни не на армянском, а на разговорном татарском [азербайджанском], поскольку именно этот язык является языком общения, торговли и взаимопонимания среди народов Южного Кавказа. С этой точки зрения он сравним с французским, имеющим хождение в Европе. Вместе с тем, этот язык исключительной поэзии. Вероятно, именно это – одна из причин слабого распространения стихов на армянском, самые известные армянские поэты для широ-кого распространения своих произведений всегда писали на татарском [азербайджанском] языке».

                                                             Иностранцы о влиянии азербайджанской музыки и песен 

 С.Гинзбург: «Основным достижением Спендиарова дооктябрьского периода было отыскание новых вырази-тельных средств для воплощения в музыке o6pазов Востока».
Нашедшие отражение, в основном, в тюрко-азербайджанской музыкальной традиции, «Крымские эскизы», «Три пальмы», «Восточная колыбельная», «Татарская песня» и другие произведения Спендиарова позволили Лядову утверждать, что «его [Спендиарова] Восток был новый, до того не использованный отечественными творцами». (С.Гинзбург, «Советская музыкальная литература», М., «Музыка», 1970).

И.Прохоров и Г.Скудина: «[В детские и юношеские годы А.Хачатуряна] незабываемое впечатление оставило искусство народных певцов-ашугов, в исполнении которых звучали песни Азербайджана, Грузии, Армении... Под аккомпанемент саза или тара они [ашуги] вели свои нескончаемые рассказы о героях, влюбленных... Преданная, самоотверженная любовь Фархада и Ширин... прославля-лась не только в песнях, но и в стихах и поэмах». (Учебник «Советская музыкальная культура» И.Прохорова и Г.Скудиной, М., «Музыка», 1987). 

А.Корещенко, известный специалист: «…армяне не имеют своей народной музыки». (А.Корещенко, «Наблюдениях над восточной музыкой, преимущественно кавказской», Московские ведомости, 1896).

 

 

Использованные материалы взяты из книг Камрана Иманова «Армянские ина(о)родные сказки», Баку, 2008 и Исрафила Аббаслы «Азербайджанские истины в армянских источниках», Баку, 2008.



plagiarism-az.com 

 

 

Библиотека

La terreur arménienne-Terror de Armenia

Подробнее

Социальные сети