Эриванская крепость без армян /

Эриванская крепость в исторических документах Фархадпаши

Поход Фархад-паши в Иреван в 1583 году

Период с 1580 по 1583 можно охарактеризовать какполосу относительного затишья в ходе войны. После смещения с поста главнокомандующего османской армии Лала Мустафа-паши, которого обвинили в бездействии и в том,что, увлекшись ремонтом Карской крепости, он пересталпроводить военные действия, сардаром с одновременнымвозведением на должность садразама был назначен давнийконкурент Мустафа-паши – Синан-паша. Последний былзаинтересован в прекращении войны и поэтому практическине проводил каких-либо военных операций, если не считатьбезуспешного похода в Тифлис (4, с.65-66). Вопреки приказу султана, Синан-паша отложил поход в Тебриз, утверждая, что сефевидская сторона запрашивает мира и готоваотправить своего посла.

 

В самом деле, оживленная переписка, осуществлявшаяся между высшими должностнымилицами противоборствовавших государств в этот период

свидетельствует о том, что после завоевания османами Ширвана с обеих сторон, как с сефевидской, так и османской, делались отдельные попытки к прекращению кровопролитной войны и заключению мирного договора. Однакопри этом каждая сторона настаивала на своих условиях. В одном из писем, адресованном Синан-пашой сефевидским государственным деятелям и эмирам, в частности,оговаривались условия такого перемирия. Среди прочего внем говорилось: «...Мы приняли решение о том, что все земли, где ступала нога наших воинов, должны принадлежать нам» (16,с.176; 1,с.276).

 

Если принять во внимание,

что с начала Восточного похода османами были заняты значительные территории, принадлежавшие сефевидам, то становится ясным, насколько жесткими были выдвигаемыеими условия. Но, тем не менее, как покажут дальнейшиесобытия, в условиях сложной внутриполитической ситуации, сложившейся в стране в результате восстания хорасанских эмиров, объявления малолетнего сына Мухаммеда Худабенде Аббаса шахом в 1581 г. (12,с.238; 79,с.176) и отбытия шаха в Хорасан, наверное, было бы целесообразнее согласиться на эти условия. Кызылбашский посол Ибрахим-хан Туркман, при-

бывший в Стамбул в 1582 году, выражал готовность сефевидов признать за османами все завоеванные земли, кромеШирвана, а вместо него выплачивать ежегодный харадж. Для агрессивно настроенной части османского военного

командования эти условия оказались неприемлемыми.

 

Впоследствии, пишет Печеви, выяснилось, что отправка шахом Мухаммедом Худабенде своего доверенноголица для обсуждения вопроса о мире была осуществлена поинициативе и настойчивости самого Синан-паши (4,с.73) и

что своими ложными заверениями о том, что шах проситмира (122, с.23), османский сардар ввел в заблуждение султана, за что поплатился своим постом. Таким образом, попытка мирного урегулирования зашла в тупик, при этом сефевидская сторона не сумела воспользоваться почти трехлетней передышкой для организации решительного отпоразавоевателям.

 

Летом 1583 г. крупные соединения османских войскво главе с новым главнокомандующим Фархад-пашой выступили в направлении Иревана, «прекрасного города страны Иран и Туран, ворот Нахчывана и Ширвана». С этого

начинает Рахимизаде описание военных событий в Гянджине.Правитель Иревана Мухаммед Токмак-хан Устаджлу, узнав о приближении османской армии, по определениюРахимизаде, «бежал» из города, не оказав никакого сопротивления (7,л.110а-111а).

 

Наш автор, ограничиваясь констатацией факта, не раскрывает истинных причин такогопоступка. В действительности, Токмак-хан Устаджлу, оказавшись фактически один на один с превосходящими силами противника, обратился за помощью к правителям Карабаха и Южного Азербайджана соответственно Имамгулу-хан Гаджару и Амир хан Туркману, но не получил от нихподдержки (79,с.184). «Грузины тоже не могли оказать помощь, ибо были заняты обороной Тифлиса, нельзя былождать помощи и от шаха Мухаммеда Худабенде и принца Хамзы» (11,с.104), которые, как уже отмечалось выше, находились в Хорасане.

 

Очевидно, что в этих условиях потеря Иревана была неизбежна. Токмак-хан понимал это и все,что удалось сделать ему, это – во избежание ненужныхжертв эвакуировать город, предварительно договорившисьоб этом с Фархад-пашой. Вступив в город, османские войска приступили к строительству сильно укрепленной крепости, которое было завершено за короткий промежутоквремени, а по данным Печеви, всего лишь за 45 дней (7,л.110а; 4, с.84-85). Описание самой крепости нашим автором не дается, согласно же Кютюкоглу, она «строилась вокруг дворца Токмак-хана и состояла из внутренней крепости с 8-ю башнями, 5-ю железными воротами, мечетью ибаней; и внешней крепости с 43-мя башнями... Гарнизонкрепости насчитывал 5601 человек» (104, с.136).

 

Завершив дела, связанные с укреплением и обеспечением охраны крепости, Фархад-паша покинул Иреван,чтобы перезимовать в Эрзруме. Здесь состоялся совет военных чинов, на котором было решено с наступлением веснывыступить походом в Грузию. Необходимо было расправиться с Симоном, представлявшем собой «помеху на пути Ширвана и Ревана» (7, л.113а). Завоевание опасных, но в-

ажных в стратегическом отношении горных проходов Лоруи Туманис, «возникающих на пути словно пасть дьявола»,строительство крепостей и размещение в них турецких гарнизонов с достаточным количеством боеприпасов и средствимело исключительное значение с точки зрения обеспечения безопасности на пути продвижения османских войск в Тифлис и Ширван, а также создания надежного тыла.

 

Согласно Рахимизаде, беглярбеком Лору был назначен санджак-бек Мора Босналы Путур Али-паша, а беглярбеком Туманиса–Семендер-паша. Беглярбекуже ЭрзрумаСоколлузадеХасан-паше была поручена охрана границ крепости Лору (7,л.113 а; 12,с.246).

 

В силу определенных причин, связанных с состоянием османской армии, Фархад-паша вынужден был ограничиться походом в Грузию, и во главе своих войск, «живых и благополучных», вернуться в Эрзрум. В действительности, состояние османской армии было не столь «благополучным», как пишет наш автор.

 

Наступающие холода, нужда и голод, обрушившиеся на османов из-за недостатка провианта, а также намерение – Фархад-паши перед возвращением «опустошить земли мятежника Менучехра» и построить крепость в Ахыске стали причиной недовольствасреди войск. Орудж-бек Байат, в частности, пишет, что «дваполка янычар и часть пехоты из Константинополя взбунтовались, но были успокоены усилиями Вейса, паши из Халеба. Фархад-паша попытался штурмом взять крепость Алтункале, которая хорошо обеспечивалась провизией, но еголюди разрушили все его планы, вновь подняв мятеж и угрожая ему смертью...» (11,с.106-107).

 

Следует отметить, чтопроявления недовольства военными действиями были характерны в этот период не только для армии, но и для местного населения, поскольку тяжелое бремя войны ложилось,в первую очередь, на плечи простого народа. В одном изсвоих отчетов, направленных в Стамбул, Фархад-паша сообщает о том, что большинство райятов округов Эрзрум иПасин, разоренные налогами и сборами, связанными с военными походами, покинули свои дома (104, с.144). Фархад-паша, непосредственно сталкиваясь с такими настроениями,настаивал на необходимости мирной передышки. Это шловразрез с планами Османского государства, заинтересованного в том, чтобы военные действия продолжались, и послужило, по всей видимости, главной причиной увольнения Фархад-паши с поста главнокомандующего.

 

Ибрахима Рахимизаде
 

Библиотека

Azərbaycanlıların soyqırımı (1917-1918-ci illər)

Подробнее

Социальные сети