Эриванская крепость без армян /

Эриванская крепость в зарубежных источниках

Исрафил Мамедов: «Об истории, исконной земле и горькой судьбе азербайджанцев, изгнанных из нынешней Республики Армения»


Историческое прошлое - это броня, оберегающая тайны вершин, которые каждый народ достигает с течением времени, ступенька за ступенькой продвигаясь по лестнице веков. Прочность, выносливость и надобность этой брони определяется с одной стороны ее древностью, а с другой - ее современностью! С этой точки зрения в истории каждого народа существуют два вида прошлого: прошлое, которое не имеет будущего, не видит грядущий день, сковывает тенденцию развития, волю к росту, коварное и мерзкое; и - человеческое прошлое, которое служит народу, его счастью и завтрашнему дню; то второе прошлое, которое борется ради превращения абстрактных понятий в осмысливаемые ощущения, и прожитой действительности, которая, вытерпев мучения, мужественно сражается ради торжества правды и освобождения справедливости от оков. Именно это прошлое, которое мы условно назвали «вторым», стоит, как несгибаемая и непробиваемая броня за спиной народа, отражая все нападки и соединяя народ с живой и светлой современностью, и тем самым становится современным, живущим и животворным!

Странный и в то же время очень родной шепот нашего живущего и животворного прошлого доносится до нас от материальных и культурных памятников, от разнообразных жемчужин искусства, сохранившихся и затерявшихся под землей и на земле нынешней Армении, его столице Иреване, в древнем Чухурсаде и Иреванском ханстве. Разумеется, что именно этот печальный шепот больше всего сейчас нуждается в серьёзном исследовании и анализе, в большем почтении, нежели превращение его в предмет дискуссий, спора и критики, в объект толкований. Это - тот шепот, который доносится неизвестных памятников - жемчужин, от надписей и рисунков, высеченных на скалах, от безмолвно спящих надгробных надписей и каменных сундуков с рисунками, от запыленных образцов зодчества и топонимов, смысл которых не исследован, а также от плодов работ и трудов наших пахарей и садовников, каменщиков и плотников, кузнецов и красильщиков, мыслителей и литераторов, озанов и поэтов, от идей и идеалов, внушаемых ими, а также от диванов и книг, написанных ими.

Но голос этого источника, питающегося одним слоем нашей богатой и разветвленной культуры, мы слышим не из учебников и произведений о живущем и животворном, т.е., об осовремененном прошлом, а из описаний и впечатлений, почтений и признаний и из путевых заметок чужеземных путешественников и исследователей, случайно заглянувших в окно, которое приоткрылось им в незнакомый мир, сделанных со знанием или без знания, по собственному желанию или без  него. Слушаем, а слушая, считаем их труд и старания, эту большую услугу достойной высокой оценки и глубокого уважения, за то, что они с восхищением рассказывают о тех наших материальных богатствах, которые  нам уже известны, или же о тех, которые еще вообще не дошли до нас. Это - наша привычная, может быть, даже сладкая действительность. Но существует и иная неопровержимая, горькая правда: памятники, вызывающие зависть и поклонение, созданные нашими предками, проживавшими здесь столетиями, не стали актуальными, осовремененными жемчужинами нашего национального фонда, ворота этого важного источника исторического прошлого остаются все еще запертыми, его данные не были изучены в должной степени. Может быть, еще одной причиной этого является то, что большинство путешественников и исследователей всегда пренебрежительно относились к происхождению и личности авторов этих памятников, отрицали их имена, не вдаваясь в подробности, называли их то персами, то просто мусульманами.

В трудах посетившего Иреван в 1655 году Жана Батиста Тавернье (I том) отмечается, что в городской крепости проживают только мусульмане. Другой французский путешественник Жан Шарден, побывавший здесь через 18 лет, в первой книге своего десятитомника отмечает, что Иреванскую крепость можно считать маленьким городом. В крепости насчитывается 800 домов. Там живут «только персы». Значит, согласно первому путешественнику, в крепости проживают «мусульмане», а второму - «персы».

 Топонимы, приведенные в следующем предложении записок того же Шардена, являются доказательством другой действительности: «…городские земли орошаются рекой Гырхбулаг, протекающей через юго-запад, и рекой Зянги - через северо-запад. Сарай Сардара - очень красивый и грандиозный дворец. В тысячу шагах от него возвышается крепостная башня, ее здесь называют «Кечи галасы»…». Напрашивается вопрос, если хозяевами, жителями этой территории являлись персы, то почему же реки названы «Гырхбулаг» и «Зянги»? Если крепость построили персы, то почему же его башня названа «Кечи галасы»? В те времена персидский язык своей поэтичностью был знаменит во всем мире, так что же случилось, что персы использовали такие азербайджанские слова, как «гырх» - «сорок», «булаг» - «родник», «кечи» - «козел», которые и сейчас являются общеупотребляемыми и понятными для всех азербайджанцев, постоянно используются в нашем лексиконе? Может быть араб, эфиоп, лезгин, таджик, абхазец, аджарец не являются мусульманами? Так почему же у них эти слова произносятся совершенно иначе?

После Тавернье и Шардена и другие европейские путешественники, например, Джемелли, Кер-Портер, Джеймс Мориен, Монперо, Камерон, Линч, Дюбуа и др. с особым восхищением описывали Иреванскую крепость, которая была богата примечательными и услаждающими взоры памятниками архитектуры, а также: Ханский дворец с его зеркальным салоном, который был известен как «Стеклянная галерея»; изумительные по своему убранству мечети; бассейны и бани, расположенные в крепости; дорогу, мраморными ступеньками спускающуюся до реки Зянги; дворцы, караван-сараи и площади,  находящиеся в городе – вокруг крепости. Но вновь все эти места были описаны как территория, находящаяся под властью иранских повелителей. Ее называли иранской землей, а людей, проживающих здесь – иранцами, персами, и не желали или же просто не могли отойти от этих «принципов».

irevanaz.com

Чтобы получить объективное представление о людях, которые построили эти памятники и жили в крепости и в городе, следует вкратце просмотреть известные факты древней истории Иревана, который был основан на месте древнейшего поселения, а в YI-IY веках д.н.э. стал городом, выделявшимся своей стратегической, экономической, административной значимостью. В период правления ахаменидов здесь были возведены памятники культуры, гармонирующие с требованием и вкусом эпохи и пространства. Также привлекали внимание дворцы, храмы огнепоклонников, места поклонения, памятники богам Халди и Ормуз (Ахурамазда), которые с четырех сторон окружали центральную площадь города. В комплексе дворцов выделялся «Абадан». Это здание с 30-ю колоннами, было местом самых крупных собраний.(1.с.76-77). То, что слово «Абадан» имеет не армянское происхождение и означает строение с колоннами, а находящиеся в городе дворцы были окрашены в зеленый цвет, а также то, что храмы огнепоклонников относятся к эпохе Дария I (522-486 гг. д.н.э.) и его сына Ксеркса (498-465 гг. д.н.э.), может помочь в уточнении ряда спорных моментов.

А такого рода путаницы, связанные с историей и судьбой азербайджанцев, веками жившими на своей исконной землей, которая ныне именуется Республикой Армения, с названием Иреван и его населением, в армянской историографии встречаются довольно часто. Историк Тадевос Акопян пишет, что нынешний Ереван получил свое название от Эребуни. Но армяноведение даже в виде предположения не смогло ответить на вопрос, с какого времени это новое название вошло в обиход, и когда его жители были массово армянизированы. (2. с.181).

В 782 году д.н.э. Аргишти I пересек Аракс и заложил впервые основу Эребуни. По Г.А.Меликишвили, возможны варианты чтения Эребуни – Ирепуни, Ирпуни (Ирбуни). Судя по надписям, эта крепость была построена около нынешнего города Иреван на холме Ганлы тепе. А вторая крепость (Аргиштихинили) была построена на холме Кюрдуклу. Дело в том, что эти крепости были построены не на урартской и не на армянской земле, а «во вражеской стране Аза» (Меликишвили Г.А. Урартские клинообразные надписи, с. 269). Таким образом, урартские цари дошли до Гйойчинского (ныне - Севанского) озера и Агридагской (ныне - Араратской) долины. Все эти завоеванные области в надписях обозначались как страна Удури-Этуини. В этническом составе населения, как самого Урарту, так и Этиуни и Удури-Этуини, выявляются тюркские этносы, проживавшие здесь еще в период рассмотренных археологических культур. Топонимические параллели показывают, что в этих завоеванных регионах Агридагской и Гйойчинской областей с древних времен жили азербайджанские тюрки… В конце YII в. д.н.э. завоеванные урартцами эти области были захвачены Мидией. (Юсифов Ю.Б. Об актуальных проблемах этнической истории Азербайджана. Баку, 1988. с. 26).

В армянских источниках название «Иреван» впервые появилось в YII в. н.э.. «В собрании, созванном Абраамом, участвовал также Давид из Иревана» («Книга писем», стр. 151). С конца XIY в. он был известен как административный центр. В период правления Гарагоюнлу (1410-1468) и Акгоюнлу (1468-1501) Иреван был административным центром Чухурсада, и благодаря географическому расположению и особенностям местных условий его название было широко известно в регионе. Возвышающаяся гробница в селе Джафарабад (Аргаван), которая примыкает к городу, является памятником того периода. Гробница была возведена в 1413 г. из обожженного кирпича и камня. В надгробных надписях упоминаются имена Эмира Саида и его сына Пир Гусейна. Пир Гусейн был эмиром Чухурсадской области до Якуб бека. (Чухурсад на протяжении долгого времени был составной частью территории различных азербайджанских феодальных государств. В надгробных надписях рассказывается также о полководческих достижениях главы государства Гарагоюнлу Гара Юсифа (1410-1420), отмечается, что его сын Пирбудаг был великим властелином. Нет никаких сомнений, что гробница была построена после того, как Гара Юсиф, победив тимуридов, освободил азербайджанские земли к югу от Куры, поделил Грузию, Армению, Арабский Ирак и своим указом посадил сына Пирбудага на падишахский трон в Тебризе.  

Повествуя о серьезных задачах, которые Шах Исмаил (1501-1524) ставил перед Ревангулу ханом при строительстве в Иреване крепости, новых зданий, о проведении работ по благоустройству и укреплению города, Ерванд Шахазиз пришел к выводу, что между названием Ереван (в азербайджанской транскрипции – Иреван -  И.М.) и именем Ревангулу нет никакой связи, поскольку название Иреван было известно еще с YII века. Во времена правления Мухамеда Худабенди (1578-1587) для орошения городских земель было создано озеро (длина 400, а ширина 250 саженей), прорыты новые каналы. Это озеро местное население все еще называет озером «Тохмак», оно было создано в 1578 году, восстановлено при советской власти и носит имя С.Шаумяна. «Тохмак» – это прозвище тогдашнего правителя Иревана Магомет хана. В 1604 году Шах Аббас отобрал Иреван у Оттоманской империи и назначил Амиргюне хана его правителем. Армянский историк того периода Закария пишет: «Как только Амиргюне хан стал хозяином Иревана, он начал строительные работы, создал населенные пункты, построил крепость, соорудил дворец, увеличил объем подачи воды в город с помощью новых каналов…».

4 июня 1679 года землетрясение разрушило Иреван. Закария, прибывший из Айлиса, чтобы поздравить недавно назначенного правителя Иревана Зал хана, так описывает это стихийное бедствие: «Все было разрушено – мечети, караван-сараи (постоялые дворы), церкви. Исчезли даже кошки и собаки. Зять Абаскули хана Зал хан, отправив гонцов во все стороны, известил мир об этом ужасе. 800 человек прибыли из Гянджи, Магомед хан привел большой отряд из Нахичевани. Из Барды, Зегама, Маку, Тебриза, из соседних ханств и султанатов прибыли столько людей, что около крепости яблоку негде было упасть. 1 июля визир Азербайджана Мирза Ибрагим, прибывший из Тебриза, остановился в Иреване. Крепость была возведена заново и стала более прочной, были прорыты каналы, построены мосты. Мечети, караван-сараи, церкви были отстроены заново. Город ожил, в восстановленные дома стали возвращаться люди…»  

Неужели персами были все те, кто из развалин возрождал город, воздвигал еще более прочные крепости, более видные, более красивые дворцы, а также те, кто прибыл на помощь из Барды, Зегама, Тебриза, Маку, Нахчывана? И если это так, то почему же названия вновь прорытых каналов, заново отстроенных мечетей, караван-сараев, новых площадей, садов, орошаемых земель не на персидском, а на азербайджанском языке – на языке наших предков, которые в то время проживали в Иреване?! Разве не являются топонимы – нижеследующие названия местностей, указанные в произведениях вышеназванных путешественников, а так же Гагстгаузена, И.Шопена, Уварова и др. путешественников и исследователей, которые рассказывали об Иреване, печальным напевом нашего исторического прошлого? Тот напев, который все еще слышен, но почему-то он до сих пор не стал актуальным, не осовременился и до сих пор пребывает в состоянии ожидания?! Обратим внимание на следующие названия: Шилячи, Сабунчи, Боячи, Тохмак, Тепебаши, Демирбулак, Багчалар, Йонджалык и Боркчулар (кварталы), Гюрджу, Джулфа, Сардар, Тагли, Сулу, Сусуз, Гаджи Али (караван-сараи). Дамирбулак, Кырхбулак, Далмабулак, Сардар (родники). Гедарчай, Гырхбулак, Шехер и Абас (сады), Месчид мейданы, Зал хан мейданы, Фехле мейданы, Бойюк мейдан, Шехер мейданы, Гйой месчид, Кала месчиди, Гаджи Бегим месчиди, Зал хан месчиди, Гунлуклу месчид, Гюнбезли месчид, Шехер месчиди, Новрузали месчиди, Гусейнали месчиди, холмы: Ганлы тепе, Учтепе, Кызыл Тепе…

Несомненно, что каждая из этих родных слов, упомянутых  иноязычными путешественниками и исследователями, имеют свою «историю», иными словами «исторические данные». Настало время обобщить и осовременить эти данные после изучения и активного введения в наш культурный фонд. Надо отметить, что иреванские кварталы, родники, реки, сады, горы и вершины веками сохраняли свои названия в народе (а некоторые и в официальных документах). Например, по информации И.Шопена в XYIII веке в Иреване было три крупных квартала: Шехер, Тепебаши и Демирбулак. Те кварталы, которые сохраняют прежние названия, в настоящее время также являются крупными кварталами города. Такие кварталы, как квартал красильщиков красной бязи (шиле), квартал мыловаров, квартал красильщиков голубой ткани, которые описывались путешественниками XYIII века, как и прежде, носят названия «Шилечи», «Сабунчи», «Боячи».

Нижеследующие факты еще раз доказывают, что в Иреване, а также на всей территории ханства использовался преимущественно именно азербайджанский язык, а не персидский, арабский или армянский. Письмо, которое и сейчас хранится в архивном фонде Матенадарана (церковный диван, стр. 20. 319) в 1784 году написал жрец по имени Гукас. В письме приводится список с указанием количества и цены семян, которые были отправлены в Грузию – Ираклию II и в Баязит – Исак паше. Хоть и выглядит странно, но фактом является то, что этот жрец – церковный служитель, знаток армянского языка написал названия почти всех семян на азербайджанском языке: бугда (пшеница), гарпыз (арбуз), йонджа (клевер), хияр (огурец), испанах (шпинат), рейхан (базилик), бадымджан (баклажан), гюль (цветок)...

Ровно через 197 лет после жреца Гукаса, в 1981 году другой армянин – доктор сельскохозяйственных наук Г. С. Есаян в своей статье о перспективах развития сортов винограда и абрикоса в Армянской ССР, перечисляет следующие самые распространенные сорта: агагермез, агаемез, алагора, айыбоган, анбари, ат узюми, гуш узюми, гарадели, гараширин, девегёзю, данабурну, кечиемджейи, кишмиши, гелинбармаги, мемерзе, моллаузюму, сапдадурмаз, тебризи, тюлки гуйругу, халили, ханюзими, ханымгебейи, херчи, хатынбармаги, хатынхерджи, чаккалбоган, шахангюл, якубоглы, бадамерик, балярым, агджанабад, везири, теберзе, ордубади…

Веками нынешняя Армения жила под властью римлян, византийцев, монголов, персов, а в течение последних 160 лет жила под властью русских. Но названия семян перечисленных жрецом Гукасом, а также названия сортов винограда и абрикоса, приведенные ученым Есаяном, нисколько не утратили право звучания на национальном  языке, на языке азербайджанцев, которые являются аборигенами этой страны. Значит это «могущество», превосходство в языке одновременно является неопровержимым фактом, подтверждающим демографическое превосходство азербайджанцев в этническом плане.  

Другой армянин и притом известный писатель Рафаэль Атаян в изданной в Москве в конце XX столетия (1980) книге «На крыльях бури» представляет русскому читателю названия фруктов, считающихся благами Иревана: «Да и как можно не любить иреванский абрикос – агджанабад, мелкий и круглый, с медовым запахом, ароматный персик - шафран и шалали и янтарную грушу малача и виноград езандари и каримханди, тонкокожий аскари и целительный харджи и «кечимемеси» («козьи соски») и беломраморный хачабаш…» (3. с. 18). Опять та же самая картина - почти все самые знаменитые сорта, произрастающих в Иреване (и во всей Армении) фруктов имеют азербайджанские названия!

Известный армянский автор по имени Артем, признав, подтвердив и доказав более убедительными и верными фактами (не оставляя места для сомнения) вопрос о проживания огузских племен в этой стране еще с древних времен, писал: «За несколько верст, не доходя до сей деревни, увидел я в стороне множество надгробных памятников… пришли на означенное место. Оно есть древнее кладбище, называемое Огус…». (4. с. 80).  Чтобы не было необходимости в подробном анализе и в дополнительном пояснении, повторим еще раз фразу «древнее кладбище, называемое Огус…».

Во всех произведениях и даже в учебниках, где говорится о территориях и границах ханства, названия местностей представлялись в следующем порядке: от реки Арпа до села Кызыл Килсе,.. от села Гаджи Байрамали до Габир дага (дословно: Могильная гора)… или от горы Кероглы до Нахичевани,.. от Шярура вдоль Аракса … Обратим внимание на названия областей (районов), входящих в ханство: Гырхбулаг, Ведибасар, Шярур, Сюрмяли, Саатлы, Сейидли, Сардарабад, Талин, Зянгибасар, Абаран, Деречичяк, Гйойча.

Слову «арпа» на армянском соответствует  «гари», а слову «чай» соответствует «гед». Уже в глубокой древности Ксенофонт называл «Арпачай» «Арпазис»ом (5. с.18), а не «Гаригед»ом. Не является ли это неопровержимым, не нуждающимся в комментарии фактом?! Где как не на территории нынешней Республики Армения располагалась описанная  в «Книге Деде Горгуд», способная вывести 90 тысяч тюменей, т.е. 90 тысячное войско, «Страна Огузов»?! (6). «Не указывает ли использование оронимов «Алагез» и «Кенкер дагы» в источниках Y века на армянском языке в идентичной форме, на то, что там тюркоязычное население являлось аборигеном на протяжении последних 2000 лет и в то же время, преобладало над другими народами?!» (7. с. !9). Такие оронимы, как Гюнейдаг, Джантепе, Шахдаг, Адатепе, Огрунджа, Шишгая и др. еще в XIX веке были отмечены И. Шопеном именно в указанной форме. (8. с. 366). Еще одним доводом в подтверждение сказанного может послужить сообщение С. П. Зелинского о том, что в Зянгезуре (он в настоящее время полностью «армянизирован») до XIX века существовали всего три армянские деревни? (9. с. 10).

«То, что многочисленные ойконимы, оронимы и гидронимы, и вообще географические названия тюркского происхождения, является еще одним доказательством того, что в стране, которую сейчас называют Арменией, азербайджанцы были автохтонами, а их численность преобладала над другими народами. Основной фон и фонд топонимического ландшафта Республики Армения составляют палео-, мезо- и неотопонимы тюркского (азербайджанского) происхождения. В этой республике нет такой территории и кантона, региона, района, села, очага, зимнего пастбища, хутора, где невозможно было бы не встретить макро или микротопонимы тюркского (азербайджанского) происхождения». (10. с. 9).

А.Бакиханов в произведении «Гюлистани-ирем» писал: «Если широко исследовать племена страны, сельские дома и древнюю ограду, появится возможность определить происхождение жителей». (11. с. 29). Безусловно, что лингвистический, даже экстралингвистический анализ топонимов может послужить надежным источником для всестороннего исследования процесса поселения и расселения азербайджанцев на этих территориях, их этнографию и этногенез, историческую географию, а также для точного определения этнических границ распространения азербайджанцев. Проживание тюркских племен, хоть они тогда и не назывались тюрками, в этом регионе в течение тысячелетий д.н.э. доказывается ойконимами, оронимами, гидронимами, сохранившимися до наших дней, а также на основе других источников. Появление на этой территории в YIII веке д. н.э. кемеров (гемеги, киммери) и скифов (саков) в YII веке, которые были тюркского происхождения, является в историографии неопровержимым фактом. Феофон Милетский, живший д. н.э., писал, что гелы и лехи из скифских племен жили на этой территории между амазонками и албанцами. Всестороннее, основательное исследование топонимов дает основу для исправления ряда искажений, превратившихся в догму в армянской историографии. 

А искажений, превращенных в догму в коварных целях и запущенных в научный оборот, немало. Дело дошло до того, что те искажения относительно истории и судьбы проживавших на территории нынешней Армении азербайджанцев, которые пустили глубочайшие корни в армянском историографии, были расценены в качестве «авторитетных», «достоверных» аргументов и даже повторены в Азербайджанской Советской Энциклопедии. В YI томе (стр. 79) в материале, посвященном Иреванскому ханству и представленном под заголовком «Ереванское ханство» встречаемся со следующим безапелляционным утверждением: «Жителями, в основном, были армяне и азербайджанцы». На самом ли деле все было так? Абсолютно нет! Население Иреванского ханства, которое было Азербайджанским государством, никогда не могло состоять «в основном из армян»!

 

Часть 2

Концепция, искажающая  наше историческое прошлое, проходит красной нитью, как в «исследованиях» отдельных армянских историков, так и в фундаментальной «Истории армянского народа», как только заходит речь о демографической ситуации не только в Иреванском ханстве, созданной на его территории «Армянской области», а затем образованной там же Республики Армения, но и на Кавказе в целом и в Анатолии. Суть ее заключается в стремлении создать предпосылки для обоснования тезиса о том, что якобы издревле азербайджанцы и турки являются национальным меньшинством, а армяне составляют большинство, азербайджанцы и турки являются пришлыми, а армяне коренным населением этих территорий. Фактом является то, что по переписи населения 1897 года число армян, проживавших в Российской империи, составляло 1.173.096 человек. (12). Справедливости ради надо отметить, что авторы «Истории армянского народа» также ссылаются на эту перепись и указывают ту же самую цифру без каких-либо искажений. (13. с. 23). Но, видимо, эти цифры их не устраивали. Со ссылкой на бельгийского правоведа-путешественника Ролена Жекмена в одном из армянских источников указывается, что в 1887 году в России проживали 1.807.907 армян. (14. с. 9-11). Тем самым была предпринята попытка сфальсифицировать историю, раздуть численность армян, утверждая, что еще за 10 лет до указанной переписи их было аж на 634.811 человек больше! А если к этой цифре прибавить естественный прирост за 10 лет и прибывающих непрерывным потоком из других стран армян, то их число на территории империи в 1897 году должно было составить более двух миллионов.

Обратите внимание на документы в «доказательство» того, что армяне на Кавказе и в том числе в Армении, якобы превосходят местное население с точки зрения интеллекта и уровня развития: «На Кавказе проживало 1.118.094 армян. Из них 238.869 человек проживали в городах», или «из проживавших в городах Карской области 37.838 человек 16.529 были армяне». Еще раз обратим внимание на приведенные факты: «На Кавказе проживают 1.118.094 армян, из них 238 869 проживают в городах. Население городов Карской области составляло 37.838 человек, из которых 21.309 были мусульманами, а 16.529 являлись армянами». А логическим результатом того, что предлагается и внушается читателю, является то, что как будто более развитые по своему интеллектуальному уровню армяне составляют в городах большинство.

Беспочвенность приводимых «доказательств» для создания веры в то, что армяне по сравнению с местным населением владеют редким талантом, тоже не вызывает сомнения. Со ссылкой на И. И. Голобородского раздувается мнение, будто в городах Турции, невозможно найти какую-либо отрасль науки, техники, искусства и ремесленничества, развитие которой можно было бы представить без участия армян. (15. с. 221). Эту мысль авторы данного опуса завершают следующим образом: «В результате жестокой националистической политики султанского правительства армяне погибают». (16.с. 24). Странная логика, не  правда ли? Страна, которая доверяет армянам судьбу науки, техники, искусства и даже ремесленничества, а также страна, которая не представляет свою жизнь и развитие без армян, в то же время убивает армян, прогоняет армян?! (17. с. 990).

 Авторы, которые не довольствовались искажениями, фальсификациями, пошли дальше и, чтобы вырубить дерево на корню, опять со ссылкой на фантазии Ролена Жекмена ввели в научный оборот новую бесподобную «концепцию»: якобы часть азербайджанцев, проживавших в Армении, являются мусульманами армянского происхождения! Будто они во многих местах все еще преданно оберегают прежний язык и традиции, имена предков. (Там же).


Азербайджанский язы
irevanaz.comк всегда был господствующим, самым распространенным и самым понятным средством общения как в Армении – древней Огузской  земле, так и на Кавказе и во всех уголках Среднего Востока. Азербайджанцы Армении на протяжении всей истории своей жизнью и кровью защищали национальное достоинство, язык, обычаи и традиции своего народа – азербайджанского народа, и распространяли их по мере возможности. Все это является истиной, которая не нуждается ни в доказательстве, ни в спорах, ни в дискуссиях. Общеизвестной и общепризнанной истиной! Тем не менее, по этому вопросу в данной работе приводится достаточно доказательств и аргументов.

Что же касается измышлений по поводу того, что якобы имена предков мусульман Армении являются «армянскими именами», достаточно было бы напомнить Ролену Жекмену (если он был бы жив), а также тем авторам, которые вновь и вновь повторяли его бредовое «притязание» в конце XX века, что всего 26,3% армянских фамилий имеют армянское происхождение,  а из остальных фамилий 194 заимствованы с персидского, 113 - с тюркского, 111 - с арабского, 60 - с греческого, 54 - с еврейского, а 44 - с других языков. (18. с. 112-114). В таком случае, почему же азербайджанцы А�%8

irevanaz.com  

Библиотека

Путь в никуда: В капкане иллюзий политика армении в материалах популярного сайта day.az

Подробнее

Социальные сети