Проекты / «ВИЗАНТИЯ И АРМЯНЕ» /

Часть 6. Падение Анийского царства, или как армяне продали свою государственность

Идеологической базой внешней политики Византии  во время крестовых походов оставалась доктрина, согласно которой потенциальные границы империи отождествлялись с пределами ойкумены. Только βασιλεύς  (василевс - верховный сюзерен - З.М.) мог быть законным правителем ойкумены. А владетели соседних государств - лишь архонтами (вассалами - З.М.), имеющими власть благодаря тому, что василевс ромеев временно уступил им часть своего верховного суверенитета над какой-то частью империи. Любой            акт аннексии в Константинополе преподносился и воспринимался как восстановление βασιλεύςʹом своих законных  верховных прав, некогда временно  дарованных Византией своим сателлитам.

 

При желании βασιλεύς предоставлял бывшим царькам привилегии, полномочия и сан в императорской администрации взамен утерянной власти. Раздача этих титулов носила личностный характер и не создавала специфических правовых отношений. Пожалование придворных титулов было одновременно и почетом, и неопровержимым свидетельством вассальной зависимости. Имперская дипломатия охотно пользовалась таким средством и награждала иноземных правителей титулами, генетически восходящими к придворным (куропалат, магистр ), но  к тому времени носившими  уже условно-правовой характер.

 

С византийской точки зрения равенство в отношениях между империей и ее соседями вообще исключалось. Правители, к которым прилагались термины византийской административной иерархии, считались зависимыми a priori. Любая попытка проведения самостоятельной внешней политики, не согласованной с Константинополем, пресекалась на корню.

 

Безусловный интерес представляет собой процесс присоединения к Византии мелких государственных образований армянских владетелей, созданных в период ослабления Аббасидского халифата на рубеже IX - X веков.

 

Сохранившиеся источники того периода рисуют иную, далеко не безоблачную картину армяно-византийских отношений. Имперская дипломатия охотно использовала как политику давления, так и т.н. «пятую колонну» в лице армянского духовенства и амбициозных, но неудачливых узурпаторов.

 

Особый интерес в силу приведенного высказывания  вызывает период т.н. анийской войны 1044-1045гг. Около 1017 г. скончался правитель Ани Гагик I Багратуни (2, 78). Его царство перешло к сыновьям Йовханнэсу и Ашоту, которые не замедлили начать споры по поводу разделения отцовского наследства. Ани с округой достались Йовханнэсу, остальная часть перешла к Ашоту. Но посчитавший себя ущемленным в правах  Ашот обратился за помощью к василевсу Василию II и в скором времени присоединил к себе часть владений, доставшихся Йовханнэсу по решению третейского суда в лице грузинского царя Георгия I, который на тот период противостоял Византии (там же). Как видно, βασιλεύς счел благоразумным покровительствовать сепаратным устремлениям Ашота в противовес влиянию и власти Йовханнэса.

 

Внешнеполитическое положение Византийской империи складывалось как нельзя удачно. Ведя успешные военные действия против Георгия I, император Василий II зимой 1021-1022гг. присоединил к Византии Васпуракан (там же) Тогда же и решилась судьба Анийского царства, которое было завещано Византии. Армянский хронист Аристакэс Ластивертци пишет: «Но там же была [подписана] грамота о гибели Армении! Ибо Йовханнэс поручил патриарху (Петросу), мол, составь завещание и передай его императору, что после моей смерти город мой и страну я оставляю ему в наследство. Не было у Йовханнэса отпрыска, чтобы принял корону, сын его Еркат скончался рано и не достиг отцовского сана» (1, 63). Однако другой источник - Матфей Эдесский - иначе излагает происходившие события. Согласно ему, в 1021 г. Василий II выступил на восток с огромной армией и «потребовал у армянского царя Ани и Карс. И Йовханнэс, сын Гагика,  решил отдать [требуемое] вследствие собственного малодушия» (2, 79). Исследователь истории Багратидов К.Н. Юзбашян пишет, что «совершенно очевидно, что Матфей Эдесский ближе к истине» (там же), поскольку Ани и Карс были переданы анийским царем по требованию императора.

 

Известно, что до поражения Георгия I в борьбе с императором  Йовханнэс был союзником первого, после же поражения грузинского царя не замедлил перейти на сторону Византии, трезво расценивая создавшееся положение. В ответ на это  Василий II пожаловал ему сан магистра и назначил архонтом Ани, но потребовал письменное обязательство того, что Анийсое царство войдет в состав Византии после смерти Йовханнэса.

 

Согласно Аристакэсу Ластивертци, передача завещания произошла при участии католикоса Петроса (1, 63), который в этих и последующих событиях сыграл весьма нелицеприятную роль.

 

 В своем труде  Аристакэс сохранил и рассказ о том, как преемник Василия II Константин VIII (1025-1028) накануне своей смерти пытался вернуть это завещание Йовханнэсу. Судя по всему, император пригласил к себе некоего иерея Кюракоса и повелел вручить «грамоту по поводу Армении» армянскому царю, в которой было сказано: «Возьми свою грамоту и передай царство сыну своему, а сын твой - своим отпрыскам навечно» (1, 80). Но иерей не исполнил воли Константина VIII: он припрятал грамоту, а затем, дождавшись воцарения императора Михаила IV (1034-1041), благополучно продал ее новому императору (там же). Анализируя в совокупности сообщения источников, К.Н.Юзбашян отмечает, что «наличие документа, легализировавшего впоследствии действия императора, сомнений не вызывает» (2, 80). Думаю, излишне говорить о роде-племени предприимчивого служителя культа.

 

Согласно Ластивертци Йовханнэс скончался в 1041г. (там же),  в этом же году умер и его брат Ашот. Йовханнесу наследовал Гагик,  возможно, усыновленный племянник. Но сразу после смерти Йовханнэса в Ани началась смута. Престол захватил регент Саргис Хайказн, богатейший и влиятельнейший человек, сколотивший состояние и сделавший карьеру на византийской службе. За Гагика вступились представители рода Пахлавуни, заставившие каталикоса Петроса помазать наследника на царство.  Саргис удалился в монастырь Сугмари, где, по выражению Ластивертци, «коварно замыслил передать все, чем владел, под владычество ромеев и самому перейти к ним» (1, 81).

 

 Унаследовав власть, Гагик «поддерживал с ромеями мирные отношения, [состоял] в военном союзе с ними, но удерживал отцовское царство и не желал уступить его ромеям, как то предписывала отцовская грамота», - пишет еще один источник этого периода, Иоанн Скилица (2, 81).

 

Воцарившись на анийском престоле, Гагик столкнулся с большими трудностями. В это время в пределы Анийского царства вторгся Давид Безземельный - владетель соседнего Лорэ (Ташир-Дзорагет в армянских источниках - З.М.) Наряду с этим опасность исходила от соседних мусульманских династов. Но главная угроза надвигалась со стороны Византии. Между тем Михаилу IV не суждено было овладеть Ани: он умер 10 декабря 1041г.

 

 

Воцарившийся в Константинополе в 1042г. Константин IX Мономах (1042-1055) обнаружил в императорском архиве грамоту Йовханнэса и потребовал Ани и все царство. Гагик в ответ признавал себя вассалом императора, но от отцовского наследства отступаться не хотел. Тогда Мономах открыл военную кампанию против Ани. В преставлении ряда источников сама идея войны против Гагика была внушена Мономаху неудачливым узурпатором Саргисом Хайказном: «Вызови к себе в Константинополь Гагика, якобы желая выказать ему свою любовь, и тогда ты сможешь отнять у него хитростью город Ани!» (2, 83).

 

В это время политическая обстановка в Ани была более чем сложная. В царстве вели борьбу несколько разновекторных группировок знати. Во главе провизантийской партии стояли Саргис Хайказн и каталикос Петрос. Как отмечалось выше, Петрос сыграл главную роль в составлении завещания Йовханнэса и принуждении последнего к его подписанию. О взаимоотношениях патриотически настроенного царя и ренегата-каталикоса красноречивей всего свидетельствует факт того, что в 1023г. каталикос бежал к Византию, а после возращения в Ани в 1033-1037гг. проживал в монастыре Дзорой Ванк. Когда же он покидал монастырь, Йовханнэжс распорядился арестовать каталикоса и содержать его под стражей в Бджни (родовом замке Пахлавуни, возглавлявших антивизантийскую партию) (2, 84).

 

Непосредственное давление со стороны империи, интриги и происки провизантийской партии сломили волю Гагика. В 1044г. он отбыл в Константинополь, где после недолгих колебаний отдал царство Константину Мономаху, получив взамен  плодородные земли в Каппадокии, Харсиане и Ликанде (2, 85).

 

Но даже лишившись царя, анийская знать продолжала борьбу за неприсоединение к Византии. Анийцы колебались между Давидом Безземельным, владетелем Лорэ, Абу-ль-Асваром Шавуром, эмиром Ганджи и Двина, к тому же женатым на сестре Гагика,  и Багратом IV, царем Грузии. В конце выбор пал на Баграта, поскольку его мать, царица Мириам, была дочерью васпураканского князя Сенекерима Арцруни.

 

Отбывая в Константинополь, Гагик оставил временным правителем Ани каталикоса Петроса. Тот же, узнав о предстоящей победе прогрузинской партии, не замедлил выказать свою преданность Византии. Установив при посредстве стратига приевфратских городов (с резиденцией в Самосате)  связь с императором, он  просил узнать, чем отблагодарит его василевс, если он выдаст тому Ани и все остальные города и крепости страны. И, по словам Аристакэса Ластивертци,  император одарил ренегата драгоценностями и пожаловал высокий титул как плату за предательство (1, 85).

 

Несколько иначе, ссылаясь на «измену армянских нахараров», описывает падение Ани и Матфей Эдесский. Согласно ему, когда стало ясно, что Гагик не вернется, страну охватила скорбь. Люди собрались у усыпальниц  анийских царей и проклинали тех, кто предал Гагика. Как бы то ни было, источники единодушны  в том, что имел место факт предательства армян армянами.

 

 

Литература:

 

1.      Повествование вардапета Аристакэса Ластивертци. Перевод с древнеарм., вступ. статья, коммент. и приложение К. Н. Юзбашяна. М., 1968

2.      Юзбашян К.Н. Скилица о захвате Анийского царства// Византийский временник. Т. 40, Л.-М., 1979. 

 

 

 

Заур Мехдиев

Библиотека

Türk Qafqaz İslam Ordusu və ermənilər

Подробнее

Социальные сети