Под обломками Еревана осталась наша история (наша память)

09.10.2021 10:51

 

Иной раз даты, равно как и люди, события, нуждаются в раскрутке. Мало кто знает о том, что 7 октября – день официального упразднения Эриванского и Нахичеванского ханств согласно Туркманчайскому договору. Как правило, наши историки и публицисты, освещающие историю ханств в контексте антиармянского противостояния, отмечают своим вниманием лишь даты, лежащие на поверхности, как день взятия Эриванской крепости 1 октября, подписания Гюлистанского договора 12(24) октября или Туркманчайского договора 10(22) февраля. Это показывает, что остались неизученными целые пласты архивных источников, эпистолярной литературы, журнальных хроник и т.д., что лишний раз напоминает о мысли, которую неустанно повторяет Ильхам Алиев – «современная Армения была создана на исконно азербайджанских землях, и мы не допустим появления второго армянского государства на нашей территории».

 

 

Принято считать, что Эриванское и Нахичеванское ханства были ликвидированы сразу после подписания Туркманчайского договора 10 (22) февраля 1828 г. И мало кто знает, что правитель Персии Фетх Али-шах Каджар долго тянул с ратификацией договора. Это очень беспокоило российское министерство иностранных дел. Добиться ратификации и ускорить обмен грамотами – вот что входило в первостепенную  обязанность нового посла Российской империи в Персии А.Грибоедова. Он справился с ответственной миссией при пособничестве обучившегося в Англии инженера Мирзы Джафар-хана, который служил статс-секретарем персидского принца Аббаса Мирзы. Не случайно в письме к министру иностранных дел Российской империи графу К.В.Нессельроде А.Грибоедов называет его «побателем персидской ратификации Туркманчайского договора».

 

В этом же письме Грибоедов сообщает графу о своей встрече с содержавшимся в качестве пленника в Тифлисе «Хасан-ханом, братом бывшего Эриванского сардара».  От него и прибывшего с ним пасынка шаха Мехмед Эмин-хана посол узнал, что договор уже ратифицирован шахом.

 

«В общем, я очень рад, что могу успокоить вас относительно наших сношений с Персией и того, с какой осторожностью и энергией до сего времени велись дела с нашей стороны», - еще 28 июля заверял Грибоедов своего министра. Между тем дело затянулось до осени. И только 7 октября 1828 г. в Тебризе при встрече  с персидским принцем Аббасом Мирзой  состоялся обмен ратификационными текстами Туркманчайского договора. Все это показывает, каких дипломатических ухищрений стоило Российской империи покорение азербайджанских ханств.

 

 

Впервые в Интернете: уникальное фото Дворца Сардара на сайте erevangala500.com 

 

Не случайно именно сегодня мы представляем общественности уникальную фотографию Дворца Сардара Эриванского ханства, которая впервые появилась в Интернете на главной странице сайта erevangala500.com. Это день памяти, стучащей нам в сердца. В этом контексте очень кстати фотография, которая словно доносит до нас биение сердца азербайджанской средневековой Эривани, которую разрушили армянские вандалы. Но мы по крупицам возрождаем эту историю, потому что это история наших предков.

 

 

Таким образом, впервые в Интернете появилась раритетная дореволюционная открытка, которая передает в реале глубокую печаль и гаснущую красоту легендарной зеркальной залы ханского дворца. Судя по нацарапанным на стенах банальным надписям плосколобых туристов, фотография была сделана в начале ХХ века, когда ханский дворец уже пришел в мрачное запустение после низвержения его исконных хозяев. Между тем фотография убеждает, что его продолжали посещать, поскольку невозможно было пройти мимо красивейшей архитектурной жемчужины Южного Кавказа.

 

В середине ХХ века охваченные националистическим ражем руководители советской Армении не могли смириться с образцами средневековой мусульманской культуры, разительно напоминающими им о факторе азербайджанства. Они разрушили все, не пощадив даже этот шедевр азери-тюркского зодчества.

 

За столетия, прошедшие после основания города-крепости Эривани, здесь неоднократно возводились и рушились резиденции правителей. Знакомый нам по фотографиям и холстам русских художников Дворец Сардара был последней ханской резиденцией, построенной эриванским правителем Гусейнали ханом Каджаром (1759-1783). С его именем и именем его сына Мухаммед хана (1784-1805) связано процветание города-крепости, который в тот период назывался Иреван, по имени построившего крепость в 1511 г. Ревангулу хана, визиря шаха Исмаила.   

 

Строительством новой резиденции руководил видный зодчий того времени Мирза Джафар Хойлу. В 1791 году Мухаммед хан Каджар украсил унаследованный от отца дворцовый комплекс зеркальной залой и летней резиденцией в Сардарском саду. Речь идет о том самом хане, который в 1804 г при поддержке Нахичеванского хана отбил натиск царской армии, заставил генерала П. Цицианова снять осаду Эриванской крепости и отступить.

 

В 1808 г. на Эриванскую крепость напала уже 8-тысячная царская армия под командованием генерал-фельдмаршала И.Гудовича. Преемник Мухаммед хана Гусейнгулу хан и его брат Гасан-хан блестяще организовали оборону и вновь отбили атаку противника. В 1810 году Гусейнгулу хан основательно отремонтировал дворцовый комплекс и дополнил его новыми постройками. Судя по тому, как эриванский правитель обустраивал свою резиденцию, он наверняка был уверен в непоколебимости своей доблестной армии и мощи крепостных стен. Увы, в 1827 г. на осаду Эриванской крепости двинулась уже 12-тысячная царская армия под командованием генерала И.Паскевича. И крепость пала.

 

После 1 октября 1827 г. во дворце уже правили бал царские офицеры, среди которых были и ссыльные декабристы. Желая преподнести сюрприз генералу-победителю, они решили поставить в ханском  дворце спектакль по полузапрещенной пьесе его близкого родственника А.Грибоедова. Таким образом, запечатленные на фотографии зеркально-ажурные своды стали свидетелями самой первой и единственной при жизни А.Грибоедова постановки «Горе от ума» в присутствии автора. Не об этом ли задумался заснятый на фотографии солидный господин, скорее всего, имперский чиновник или деятель культуры, задумчиво глядящий вдаль? А может, в этот миг он обозревал территорию в 1 га, на которой раскинулся дворец.

 

На фото мы видим, как проникшие в помещение солнечные лучи вдыхают жизнь в атмосферу понурой заброшенности и безотрадного запустения ханского дома. Сполохи яркого света напоминают то Солнце, которое как символ ханства было изображено на воротах Эриванской крепости. И на фоне жестокой реальности плененного армянами дворца оживают яркие фрагменты былой дворцовой жизни ханского периода. Эту сказочную атмосферу великолепно передал вице-президент Императорской Академии художеств Григорий Гагарин в картине «Зеркальная зала во дворце Эриванского сардаря» (1859 г.).

 

 

Глядя на картину, трудно поверить, что передающий  благостную свежесть миниатюрный фонтанчик со звездчатым бордюром потом стал свидетелем скорбного заката ханской династии азербайджанских тюрков и полной ликвидации Эриванского ханства. Когда-то он стоял перед нишей хана и ублажал прохладой почетных гостей. Вот он – тот самый бордюр - на фотографии слева. Уже без живительной влаги струящегося фонтана. Уже в чужой стране. Бассейн, выложенный лечебным ониксом, уже не ждет сардара Эриванского ханства. Он высох в горестном предчувствии конца этой рукотворной красоты, созданной азербайджанскими зодчими на исконно азербайджанской земле. Той земле, которая сегодня зовется варяжским словом "Армения".

 

Между тем история Эриванской крепости дорога Азербайджану, потому что она НАША и мы хозяева своей истории. Зов предков нацеливает нас на новые подвижки в этом вопросе. Одна из поставленных задач - внедрить в общественное сознание историческую истину об Эриванской крепости – символе жертв армянского вандализма. И это доказывает представленная читателям уникальная фотография.

 

 

Шелале Гасанова

haqqin.az

 

Библиотека

The Armenian History attributed to Sebeos

Подробнее

Социальные сети